Факультет истории, социологии и международных отношений (ФИСМО)

Кубанского Государственного университета

Логин:

Пароль:

| Лента публикаций

Баранов А.В. Геополитическая конкуренция в Черноморско-средиземноморском регионе: новые проявления

Публикации

Баранов А.В. Доктор исторических наук, доктор политических наук, профессор


ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ КОНКУРЕНЦИЯ В ЧЕРНОМОРСКО-СРЕДИЗЕМНОМОРСКОМ РЕГИОНЕ: НОВЫЕ ПРОЯВЛЕНИЯ


В статье установлены новые проявления геополитической конкуренции между Российской Федерацией и НАТО в Черноморско-Средиземноморском регионе (2014–2018 гг.). Внимание сосредоточено на экспансии НАТО в Причерноморье, втягивании в Альянс новых стран, взаимосвязи Украинского и Сирийского вооружённых конфликтов и их интернационализации.

Ключевые слова: геополитическая конкуренция, новые проявления, Черноморско-Средиземноморский регион.

The article reveals new manifestations of geopolitical competition between the Russian Federation and NATO in the Black Sea–Mediterranean region (2014–2018). The attention is focused on the expansion of NATO in the Black Sea region, on the involvement of new countries in the Alliance, the interconnection of the Ukrainian and Syrian armed conflicts and their internationalization.

Key words: geopolitical competition, new manifestations, Black Sea–Mediterranean region.





Черноморско–Средиземноморский регион является одним из важнейших региональных сегментов Южного стратегического направления, обеспечивающих национальную безопасность России. Геополитическая конкуренция России и НАТО в международном регионе резко выросла с началом Украинского кризиса. Новый этап эскалации конфликта начат в 2016 г. с принятием решений об укреплении юго-восточного фланга НАТО.
Страны НАТО стремятся изолировать Россию и уменьшить её влияние в регионе, разжигая насильственные конфликты по периметру её границ. Джордж Фридман, директор экспертно-аналитической компании «Стратфор», аффилированной с ЦРУ США, указывает на необходимость для США расценивать Ближневосточный и Украинский кризисы как единый театр военных действий. Он пишет: «оба кризиса нужно рассматривать неотрывно друг от друга…, их стоит рассматривать в качестве единого театра: Черноморского». Дж. Фридман делает вывод о необходимости единого стратегического планирования действий США в «Большом Черноморском бассейне», для чего необходима наступательная политика для сдерживания России [1].

В условиях воссоединения Крыма с Россией НАТО стремится восстановить своё военное и политическое преобладание в Черноморском регионе под предлогом противодействия РФ. Генеральный секретарь НАТО Й. Столтенберг в начале 2016 г. призвал к наращиванию военного присутствия блока в Черноморском регионе. Европейское командование Вооруженных сил США (EUCOM) в военной стратегии на ближайшие 3-5 лет назвало главным приоритетом «сдерживание российской агрессии». Принято решение разместить в Румынии две структуры НАТО – «Центр для интеграции сил Альянса» и Штаб многонациональной дивизии «Юг – Восток», которые координируют военное командование в Румынии и Болгарии [2]. С началом Украинского кризиса (ноябрь 2013 г.) флотилии НАТО и отдельных стран блока практически непрерывно находятся в Чёрном море, нарушая конвенцию Монтрё под предлогом военных манёвров. США стремятся создать в причерноморских странах, не состоящих в НАТО, свои постоянные военные базы, что будет означать аннуляцию конвенции Монтрё. В июне 2016 г. начата операция «Атлантическая решимость». Вскоре проведены многонациональные военные учения «Си бриз–2016» с целью противодействия сепаратизму и высадке морских десантов. В учениях использовались аэропорты Одессы, Николаева и Херсона, устье Дуная. В 2017 г. проведены военные манёвры «Морской щит–2017», «Сабер Гвардиан 2017» (в Болгарии, Румынии и Венгрии), «Благородный партнер–2017» (в Грузии), «Быстрый трезубец–2017» (на Украине). Меры призваны не только тревожить Россию, а отработать механизмы быстрой переброски военных сил НАТО в случае военных конфликтов и дестабилизации региона, обеспечить «глубокое доминирование» НАТО. 11 октября 2017 г. Парламентская ассамблея НАТО приняла резолюцию по безопасности и стабильности Чёрного моря, предполагающую проведение военных учений в Грузии с участием тяжёлых вооружений. 12 октября 2017 г. бывший главнокомандующий силами НАТО в Европе, адмирал в отставке Дж. Ставридис заявил, что НАТО должна относиться к Чёрному морю как к стратегической зоне, поддерживая там влияние в мирное время; усилить сотрудничество НАТО с Турцией и вне рамок НАТО (с Украиной, Молдовой, странами Южного Кавказа); активизировать западные инвестиции в страны Причерноморья [3].

Второе направление экспансии НАТО – это создание Черноморской эскадры НАТО с участием флотов прибрежных стран (Турции, Болгарии и Румынии). Идея высказана президентом Румынии К. Йоханнисом и полностью одобрена на Варшавском саммите НАТО 8-9 июля 2016 г. [4]. Эта задача означает модернизацию ВМС и ВВС, создание инфраструктуры и логистики, тренировку персонала по стандартам НАТО. Вероятно предоставление со стороны США, Великобритании, Германии, Франции и других ключевых стран НАТО кораблей для усиления флотов причерноморских стран. Планируется переброска на Дунай флотилий малого и среднего тоннажа, которые могут использоваться не только странами блока, но и Украиной, и Грузией посредством лизинга или в порядке безвозмездной военной помощи. Такие флотилии могут использоваться для проведения «москитных» диверсионных операций в Керченском проливе и Азовском море. Судя по заявлениям украинских политических и военных должностных лиц, ВМС страны войдут в Черноморскую эскадру НАТО с участием США, Германии, Италии, Турции и Грузии. Украина и Грузия делают реальные весомые шаги по вступлению в НАТО, что не может не вызвать ответных защитных мер России.

В-третьих, проводится создание не только в Болгарии и Румынии, но и на Украине (Очаков, Одесса, Николаевская область) и в Грузии постоянных военных баз НАТО, учебно-тренировочных центров, инфраструктуры управления вооружёнными силами. 6 июня 2016 г. Верховная Рада Украины одобрила стратегию перестройки армии и военно-промышленного комплекса по стандартам НАТО. Только учебный центр в Яворове (Западная Украина) получил американское оборудование на сумму 22 млн долл., а НАТО потратило 40 млн евро на системы командования войсками, киберзащиту и медицинскую реабилитацию военнослужащих Украины [5]. Летом 2017 г. начато строительство Центра оперативного управления ВМС Украины под Очаковом, которое ведёт батальон морской пехоты США. Украинскому командованию центра приданы американские консультанты. Близлежащие полигоны «Широкий лан», «Олешковские пески» и «Тузловские лиманы» будут использоваться не только для проведения военных учений, но и как база бронекатеров. НАТО положительно оценивает опыт создания многонациональной бригады «ЛитПолУкр» со штабом в Польше. Бригада войдёт в систему сил быстрого реагирования НАТО [6]. Это ещё один механизм втягивания Украины в альянс, чреватый интернационализацией конфликта в Донбассе и его распространением на другие части Украины.

В октябре 2017 г. Парламентская ассамблея НАТО приняла решение о развёртывании многонациональных сил Альянса в Румынии и Болгарии (штаб в г. Крайова). Соответствующую инициативу высказали органы власти Румынии и Болгарии. Предполагается участие 10 государств с общим контингентом 3-4 тыс. солдат и офицеров. ВВС Великобритании и Канады будут патрулировать воздушное пространство Румынии, а итальянские ВВС – пространство Болгарии [7]. НАТО создаёт на Южном стратегическом направлении России непосредственную и растущую угрозу, втягивая внеблоковые страны в альянс и продвигая военные ресурсы всё ближе к границам России. Решение США о поставках летальных вооружений Украине резко повышает вероятность насильственного конфликта не только в Донбассе, но и на всей российско-украинской границе. НАТО и Европейский союз действуют в отношении Черноморского региона согласованно. В июне 2014 г. министр обороны США Ч. Хэйгел потребовал от стран-участниц НАТО увеличить военные расходы до 2% ВВП. Лидерами по выполнению требований являются Румыния и Болгария. Осенью 2014 г. на саммите в Уэльсе страны ЕС одобрили инициативу. Происходит согласованное наращивание вооружённых сил стран Причерноморья. По данным В. Деланоэ, в 2015 г. вооружённые силы Турции составили 612,8 тыс. чел., Румынии – 151,3 тыс., Болгарии – 47,3 тыс. чел. Сверх этого, резервисты Турции насчитывали 378,7 тыс. чел., Болгарии – 303,0 тыс. чел., Румынии – 45,0 тыс. чел. [8].

Чтобы отразить вторжение сил НАТО в Причерноморье, интенсивно развивается российская военная группировка. Согласно заявлению начальника Генерального штаба Вооружённых Сил РФ В.В. Герасимова 7 ноября 2017 г., в Крыму создана полноценная межвидовая группировка сил, сбалансированная по родам войск и возможностям. В неё вошли: военно-морская база, армейский корпус, дивизия ПВО, дивизия ВВС. Черноморский флот РФ получил в 2015 г. 15 боевых кораблей, а в 2016 г. – ещё 6 атомных подводных лодок, 2 фрегата – «Адмирал Эссен» и «Адмирал Григорович», проведена модернизация ракетного крейсера «Маршал Устинов». В Крыму размещены оперативно-стратегические бомбардировщики Ту-22М3 с дальностью полёта, позволяющей охватить весь Европейский континент, и ракетные комплексы «Искандер-М», имеющие радиус действия 500 км [1]. Они способны нести высокоточное и ядерное оружие. В Крыму воссоздан дивизионный шахтный береговой ракетный комплекс «Утёс», который надёжно защитит побережье от агрессии. Установлены крылатые ракеты морского базирования «Калибр» и береговой ракетный комплекс «Бастион» [9].

Выводы таковы. В 2014 – начале 2018 гг. проявились новые тенденции геополитического соперничества России и Запада в Черноморско–Средиземноморском регионе: 1) стремление НАТО обеспечить постоянное военное и военно-морское присутствие в Чёрном море, игнорируя конвенцию Монтрё; 2) создание Черноморской эскадры НАТО с участием стран региона (Турции, Болгарии, Румынии); 3) отработка на частых военных учениях навыков быстрой переброски сил НАТО в любую «горячую точку» Причерноморья; 4) создание в Болгарии и Румынии, на Украине (Очаков, Одесса, Николаевская область) и в Грузии, постоянных военных баз НАТО, учебно-тренировочных центров, инфраструктуры управления вооружёнными силами; 5) модернизация вооружённых сил причерноморских стран НАТО, а также Украины и Грузии; 6) участие сторон геополитического конфликта в гражданской войне в Сирии. Суммарно эти процессы превратили Черноморско–Средиземноморский регион в ареал нарастающей военной и политической конфронтации, инициированной странами Запада.




Библиографические ссылки


1. Украина, Ирак и Черноморская стратегия – Stratfor. URL: https://topwar.ru/57882-ukraina-irak-i-chernomorskaya-strategiya-stratfor.html

2. Проблемы безопасности Крыма и Причерноморья в свете отношений между Россией и НАТО. URL: http://www.4pera.ru/news/analytics /problemy_bezopasnosti_kryma_i_prichernomorya_v_svete_otnosheniy_mezhdu_rossiey_i_nato/

3. Черноморские аппетиты России Крымом не ограничиваются, – Bloomberg. URL: https://www.bloomberg.com/view/articles/2017-10-11/crimea-isn-t-the-end-of-russia-s-black-sea-ambitions

4. Горбачёв С.П. Чёрное море: рифы и фарватеры военной безопасности. URL: https://www.fondsk.ru/news/2016/05/22/chernoe-more-rify-i-farvatery-voennoj-bezopasnosti-40380.html

5. Матвеев В.И. США вновь положили глаз на Черноморский регион и реформируют ВС Украины. URL: http://v-matveev.org/ssha-vnov-polozhili-glaz-na-chernomorskij-region-i-reformiruyut-vs-ukrainy/

6. Эдуард Шапоревич: Черноморское побережье Украины – перспективный плацдарм НАТО. URL: https://www.novorosinform.org/opinions/2279

7. НАТО размещает новую бригаду в Румынии для сдерживания России. URL: https://www.golos-ameriki.ru/a/reuters-russia-nato/4062900.html

8. Деланоэ И., Пуминов Д., Гурова М. и др. Ридер РМСД. Соотношение вооружённых сил в Черноморском регионе. URL:http://russiancouncil.ru/blackseamilitary

9. Згировская Е. Внезапный стратегический сигнал. Внезапная проверка боеготовности Вооруженных сил объявлена на юге России. URL: http://www.gazeta.ru/army/2016/02/08/8063315.shtml



Оцените публикацию:
 (голосов: 0)
| Раздел Публикации | написал watch_out | просмотров: 133 |