Факультет истории, социологии и международных отношений (ФИСМО)

Кубанского Государственного университета

Логин:

Пароль:

| Лента публикаций

Харченко Г.О. ЕВРОАТЛАНТИЗАЦИЯ БАЛКАН: ЧЕРНОГОРИЯ В НАТО

Публикации

Харченко Г.О. Магистратура 2 курс.


ЕВРОАТЛАНТИЗАЦИЯ БАЛКАН: ЧЕРНОГОРИЯ В НАТО


В данной статье рассматривается проблема интеграции Черногории в Североатлантический Альянс (НАТО), на фоне потери Россией политического влияния в балканском регионе.
Ключевые слова: Россия, Черногория, Балканы, НАТО, ЕС, Мило Джуканович, Йенс Столтенберг, евроатлантизация Балкан, народные протесты, «мягкая сила».

This article discusses the problem of integration of Montenegro into the North Atlantic Alliance (NATO) against the background of Russia's loss of political influence in the Balkan region.
Key words: Russia, Montenegro, Balkan region, NATO, EU, Milo Djukanovic, Jens Stoltenberg, eurointegration of Balkans, civil protests, «soft power».


24 марта 1999 года в 19.45 по московскому времени на столицу современной Черногории – Подгорицу, силами авиации Североатлантического альянса были сброшены первые бомбы. Целями авиаударов были стратегические объекты, коммуникационные системы, мосты, однако вместе с ними неизбежно попали под удар больницы, объекты социальной сферы, жилые кварталы. Погибло мирное население. Американский журнал «Тайм» тогда вышел с красноречивой фотографией взорванной бобы на обложке и заголовком «Укрощая сербов. Массированная бомбежка открывает двери мира».

23 декабря 2015 года, время московское не уточнялось, МИД теперь уже независимой Черногории получил письмо-приглашение от генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга с предложением приступить к интеграции страны в НАТО. Многолетний политический лидер Черногории Мило Джуканович, человек с криминальной репутацией (прокуратурой Италии собраны доказательства его участия в делах о коррупции и контрабанде сигарет) [1], в ходе обсуждения вопроса доверия Правительства в Скупщине (парламенте) в январе 2016 года, заявил: «Черногория не свернет с пути евроатлантической интеграции!». Мнения населения этой крохотной балканской страны по данному вопросу разделились, в республике начался социально-политический кризис.

На сегодняшний день эксперты и аналитики по обе стороны океана задаются вопросами – «Для чего НАТО нужна Черногория?» и «Для чего Черногории вступать в Альянс?». Тут любопытно привести высказывание политического аналитика американского журнала «Форбс» Дага Бандоу, который сравнил приглашение Черногории в НАТО с добавлением в Facebook «бесполезного друга». Обозреватель пишет, что «блок НАТО стал похож на геополитический эквивалент клуба джентльменов, где каждый хочет быть членом клуба просто, чтобы им быть. Ведь никто не угрожает Черногории, которая стремится вступить в альянс, чтобы выглядеть презентабельно». [2]

Черногория с населением страны 680 тысяч человек, к слову 60 тысяч из которых наши соотечественники, по некоторым данным имеет вооруженные силы в количестве всего 1800 человек (9% женщины). На данный момент черногорская армия состоит из сухопутных войск, военно-воздушных сил и ВМС. Армия формируется на профессиональной основе, служат только добровольцы. Служащие вооруженных сил задействованы в Международных силах содействия безопасности (ISAF) в Афганистане, принимают участие в учениях НАТО. [3]

Вместе с тем армия находится в состоянии постоянного реформирования и поэтапного сокращения. Связано это не в последнюю очередь с тем, что балканские страны «остепенились» в XXI веке, в странах произошло значительное сокращение численности военных группировок, полным ходом идут интеграционные процессы: Словения и Хорватия члены Европейского союза, Албания, Болгария и Хорватия вступили в НАТО, в 2012 году Сербия получила статус страны кандидата в ЕС. Словом, на данный момент на полуострове развивается политика доверия и партнерства. Однако трудно предсказать на какой срок утихли межэтнические конфликты в Косово, Боснии и Герцеговине, не придут ли к власти в Сербии националисты, столь популярные стране. Балканы навсегда останутся Балканами, где для международного конфликта порой достаточно лишь повода. Черногорские политические лидеры наверняка держали в уме воспоминания о трагедиях последней балканской войны, когда обдумывали возможность вступления в Североатлантический блок и ожидают получить гарантии безопасности (никто не отменял незыблемый принцип коллективной безопасности участников Альянса).

Вступление в НАТО сулит также привлечение инвестиций, так как этот шаг послужит сигналом в первую очередь странам ЕС о том, что теперь с Черногорией «можно иметь дело». Это позволит перестать зависеть он «русских денег», так как основные инвестиции в экономику Черногории в настоящее время поступают именно от российских элит. Кроме того, интеграция в Альянс, пожалуй, самый короткий путь для Черногории в Европейский союз (желание стать членом ЕС звучит в заявлениях черногорских политиков со дня отделения от Сербии в 2006 году). Таким образом, можно проследить социально-экономические мотивы правительства Черногории.

Следовательно, основными триггерами для черногорских политиков-евроинтеграторов служат идеи безопасности страны в кругу беспокойных географических соседей, стремление найти могучего покровителя в лице НАТО и извлечение экономических выгод из евроатлантической интеграции.

Стоит отметить, что многолетняя политика России на Балканах проявлялась в самоуспокоенности, основанной на многовековой симпатии балканских славян к русским. Например, Россия спокойно отнеслась к вступлению Черногории в программу НАТО «Партнерство ради мира», практически сразу после обретения ею независимости. Сейчас российские СМИ демонстрируют активизацию внимания к проблеме «потери» Черногории, отечественные политики выступают с официальными заявлениями, осуждая «блоковую агрессию НАТО» и говорят об «очередном проявлении недружественности Альянса к России»… Все это не что иное, как провалы в политике «мягкой силы», провозглашенной Москвой.

В свою очередь Соединенные Штаты, которые с 2001 года также не вели скоординированной политики на Балканах, сейчас значительно активнее жмут на дипломатические рычаги в регионе. Восходящая заезда американской политики сенатор-демократ Кристофер Мерфи, недавно совершивший турне по балканским странам, однозначно определил главной угрозой интересам США на Балканах российское идеологическое влияние которое распространяется посредством «мощной военизированной пропагандистской машины». [4]
Какие же выгоды получит Блок от вступления Черногории?
На данный вопрос следует искать ответы в нескольких плоскостях – идеологической, исторической и геополитической.

Во-первых, принятие Черногории в «семью» НАТО завершает процесс евроатлантизации Западных Балкан - это закрывает перед Россией возможность размещения военно-морской базы в Адриатическом море (по информации черногорских СМИ в 2013 году правительством Черногории был отклонен запрос России о размещении пункта материально-технического обеспечения ВМФ России в городе Бар) [5]. Дальнейшее возможное «поглощение» Сербии, Македонии, Боснии и Герцеговины позволит НАТО «окутать» весь Балканский полуостров.

Помимо закрытия ворот в Адриатику, Альянс получит контроль над товарными путями в этом море, в том числе нелегальными, что даст возможность стабилизировать обстановку в регионе (не секрет, что Черногория занимает второе место поле Албании по нелегальному товарообороту - контрабанда сигарет, швейный контрафакт и пр.).

Вступление Черногории в НАТО должно показать России, что экспансия Блока продолжается. Очевидно, что генсек Альянса Столтенберг достаточно ясно прогнозирует реакцию России на шаги по расширению Блока и осознанно идет на провокацию: привлекает необязательного союзника, ни исторически, ни ментально не связанного с западной культурой, но столь близкого духовно русскому народу.

НАТО, по замыслу его основателей, должен демонстрировать единство и сплоченность его членов, а также создавать ту идентичность, фундаментом которой являются либерально-демократические ценности и рыночная отношения. Именно эти ценности призван защищать военный блок. В этой связи продолжается политическая унификация стран Балканского полуострова, по образу стран-идеологов НАТО – как мы видим, не затерялась в современном мире мысль об особой роли англосаксонских народов, высказанная Черчеллем в Фултонском выступлении.

И все же не все так безоблачно, как кажется. Аналитики отмечают, что на смену политики «качественного расширения НАТО, ведется политика расширения количественного», а это не может благоприятно сказаться на внутренних диалогах Альянса – в последнее время все чаще раздаются голоса в стенах штаб-квартиры организации в Брюсселе (пусть и не официально), о том, что новых членов Блока все тяжелее «усваивать». Вооруженные силы Черногории потребуют финансовых вливаний, ведь имеющаяся боевая техника (большая часть которой осталась в наследство от Югославии) требует модернизации, либо попросту отсутствует (в стране всего 1 танк), военные базы нуждаются в переоснащении. Скромные размеры черногорских войск и их оснащение не позволяют говорить об усилении ими сил НАТО.

В непростые экономические времена, европейские правительства без особой радости относятся к перспективе увеличения расходов на оборону Черногории, учитывая, что открытых угроз ее безопасности на сегодняшний день нет. Основное финансовое бремя придется брать на себя Вашингтону.

Также нет желания лишний раз накалять отношения с Россией, с которой ведется дипломатическая работа о мирном урегулировании на востоке Украины и взаимодействии в антитеррористической операции в Сирии.

Вступление Черногории в НАТО вовсе не гарантирует наступления безопасности и благополучия на Балканах: Босния и Македония страдают от внутриполитических неурядиц, мирное соглашение между Сербией и Косово в любую минуту может смениться кровопролитием. Эти политические и этнические противоречия скрыты под евроинтеграцией полуострова.

Наконец, в НАТО принимают страны, не имеющие территориальных споров, а Черногория претендует на контроль над полуостровом Превлак, расположенным в Тиватском заливе и контролируемый Хорватией. В настоящее время делом пограничного урегулирования данного вопроса занимается Международный Суд в Гааге.

Принимая во внимание все вышеперечисленные противоречия обеих сторон проблемы, на сегодняшний день особо важен ответ на вопрос «сумеет ли черногорское общество препятствовать схождению своей страны в Североатлантический альянс демократическими способами?». По оценкам Правительства Черногории за вступление в ЕС выступают порядка 74 % населения, за вступление в НАТО лишь 46 % граждан [6]. В декабре 2015 года в Подгорице прошла серия народных выступлений против вступления в НАТО, заканчивающихся стычками демонстрантов с полицией. Преодолевая сопротивление правящих кругов, и лично премьер-министра Джукановича, оппозиционные партии пытаются добиться проведения референдума, с вынесением вопроса об интеграции в НАТО. На этом настаивает и Москва.

«Вступить нельзя отказаться» - в ближайшее время черногорцам предстоит сделать выбор о знаках препинания в этом предложении.

Библиографическая ссылка


1. Direzione Investigativa Antimafia Centro Operativo Di Bari. Italy. Bari. 2005. P. 2-3
2. Bandow D. Why Is America In NATO Adding Montenegro As Another Meaningless Facebook Friend? // Forbes. 2015. URL:http://www.forbes.com/sites/dougbandow/2015/12/02/why-is-america-in-nato-adding-montenegro-as-another-meaningless-facebook-friend/#1d4416062ab9
3. Армия Черногории: под знаком реформ. URL: http://montenegro-today.com/rus/stat/?action=showarticle&id=9051
4. Murphy C. Behind the Scenes: the Balkans // URL:http://www.chrismurphy.com/news/entry/blog-post-behind-the-scenes-the-balkans/
5. Rudović N. Rusija uzalud tražila vojnu bazu u Baru // URL: http://www.vijesti.me/vijesti/rusija-uzalud-trazila-vojnu-bazu-u-baru-167011
6. Черногория хочет в НАТО. Россия против // URL:http://maxpark.com/community/5206/content/2688515


Оцените публикацию:
 (голосов: 0)
| Раздел Публикации | написал watch_out | просмотров: 164 |