Факультет истории, социологии и международных отношений (ФИСМО)

Кубанского Государственного университета

Логин:

Пароль:

| Лента публикаций

Галицкий В.А., Жеровов В.А. История и современное состояние Организации Договора о коллективной безопасности

Публикации

История и современное состояние Организации Договора о коллективной безопасности


В.А. Галицкий старшина 2 статьи
В.А. Жеровов старшина 2статьи


Краснодарское высшее военное училище им. генерала армии С.М. Штеменко


Работа посвящена истории возникновения и современному состоянию Организации Договора о коллективной безопасности. ОДКБ сегодня ставит перед собой цель обеспечения безопасности в евразийском регионе. Актуальностью данной работы является необходимость оперативного укрепления международных отношений между странами-участницами Договора в связи с нестабильной военно-политической обстановкой в мире. НАТО все ближе подбирается к европейским границам территории Организации Договора, следовательно, очень важный аспект приобретает фактор усиления влияния ОДКБ на пограничных и близлежащих территориях.

Особое место в деятельности ОДКБ отводится противодействию угрозам международного терроризма и распространению наркотиков. Важно отметить, что в рамках Договора были созданы органы для постоянного контроля насущных угроз, а также ежегодно проводятся антитеррористические учения и форумы.

Ключевые слова: ОДКБ, ООН, ОБСЕ, НАТО, Коллективные силы оперативного реагирования.


Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) — военно-политический союз, созданный бывшими советскими республиками на основе Договора о коллективной безопасности (ДКБ), подписанного 15 мая 1992 года. Договор продлевается автоматически каждые пять лет.

Члены ОДКБ:

• Республика Армения (с 15 мая 1992);
• Республика Беларусь (с 31 декабря 1993);
• Республика Казахстан (с 15 мая 1992);
• Киргизская Республика (с 15 мая 1992);
• Российская Федерация (с 15 мая 1992);
• Республика Таджикистан (с 15 мая 1992);
• Республика Узбекистан (с 15 мая 1992 по 2 апреля 1999 и с 16 августа 2006).

15 мая 1992 года Армения, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан подписали в Ташкенте договор о коллективной безопасности (ДКБ). Азербайджан подписал договор 24 сентября 1993 года, Грузия — 9 сентября 1993 года, Белоруссия — 31 декабря 1993 года [1].

Договор вступил в силу 20 апреля 1994 года. Договор был рассчитан на 5 лет и допускал продление. 2 апреля 1999 года президенты Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана подписали протокол о продлении срока действия договора на следующий пятилетний период, однако Азербайджан, Грузия и Узбекистан отказались от продления договора, в этом же году Узбекистан присоединился к субрегиональной интеграционной группировке ГУУАМ, созданной как противовес ДКБ.

На московской сессии ДКБ 14 мая 2002 года было принято решение о преобразовании ДКБ в полноценную международную организацию — Организацию Договора о коллективной безопасности. 7 октября 2002 года в Кишинёве подписаны Устав и Соглашение о правовом статусе ОДКБ, которые ратифицированы всеми государствами-членами ОДКБ и вступили в силу 18 сентября 2003 года.

16 августа 2006 года в Сочи было подписано решение о полноправном присоединении (восстановлении членства) Узбекистана к ОДКБ.

В то же время здесь на территории Киргизии размещалась военно-воздушная база США Манас. Таджикистан в начале 2006 г. дал согласие на существенное наращивание расположенной на его территории французской военной группировки, действующей в составе коалиционных сил в Афганистане.

В связи с вступлением в ОДКБ Узбекистана отмечается, что ещё в 2005 году узбекские власти выступили с проектом создания международных «антиреволюционных» карательных сил на постсоветском пространстве в рамках ОДКБ. Готовясь к вступлению в эту организацию, Узбекистан подготовил пакет предложений по её усовершенствованию, включающий создание в её рамках разведывательной и контрразведывательной структур, а также разработку механизмов, которые бы позволяли ОДКБ давать государствам Центральной Азии гарантии внутренней безопасности.

Задачи ОДКБ напрямую взаимосвязаны с интеграционными процессами на постсоветском пространстве, и эта взаимосвязь крепнет. Продвинутость военно-политической интеграции в формате ОДКБ способствует развертыванию интеграционных процессов, реально формирует «интеграционное ядро» в СНГ, способствует оптимальному «разделению труда» в Содружестве. Что касается места и роли ОДКБ в Евразийском союзе, если таковой будет образован, то они могут быть весьма существенными, поскольку зона ответственности Организации охватывает обширные пространства Евразии, а деятельность Организации направлена на создание системы коллективной безопасности в Европе и Азии, заявил Николай Бордюжа, комментирую цели создания ОДКБ для прессы [2].

Результатами деятельности ОДКБ стали в разное время: развитие и совершенствование систем ПВО, противодействие незаконному обороту оружия, наркотических и иных запрещенных веществ, утилизация излишков и запрещенных средств ведения боя в соответствии с постепенно развивающимися нормами международного права в различные временные промежутки, развитие военного кадрового состава и формирование специализированных боевых сил. Интеграционные процессы отразили уровень развития военно-технического сотрудничества и потенциал государств-членов ОДКБ.

Однако развитие организации показало, что существует множество проблем, которые могут стать настоящими угрозами для существования ОДКБ как военно-политической структуры. Фактически в настоящий период военное присутствие ОДКБ базируется лишь на территории стран-участниц организации. В то же время НАТО и государства, находящиеся в стадии ассоциирования с Североатлантическим альянсом, постепенно приближаются к границам ОДКБ, расширяя свое военно-политическое влияние путем развертывания средств ПВО.

Последнее вступление государств в ОДКБ произошло еще в конце ХХ века, и организация территориально не развивается, хотя стоит отметить, что несколько стран находятся в позиции наблюдателей. НАТО же уверенно разворачивается на кавказском, азиатском и каспийском направлениях.

Безусловно, теоретическая конфронтация во взглядах НАТО и ОДКБ не должна вылиться в конфликт, а сам факт предположения развития подобного сценария является не чем иным, как проявлением «холодной войны» в мышлении, однако противоречия в интересах организаций выглядят вполне реальными в текущих условиях. НАТО активно проводит интеграционную работу с отдельными членами ОДКБ, а также с другими государствами на постсоветском пространстве. Указанная деятельность НАТО не только подрывает общее состояние коллективной безопасности в регионе, но и провоцирует ОДКБ на активное проведение военных учений.

Немаловажной проблемой является состояние правовых основ сотрудничества государств, входящих в ОДКБ. Анализ нормативных актов ОДКБ показал, что их нормы в большинстве случаев не содержат необходимых механизмов реализации, выработкой которых в самостоятельном порядке занимается управляющий Совет при организации. Также отсутствует единая нормативно закрепленная стратегия действий и реакций государств ОДКБ на международные и внутригосударственные конфликты. В то же время в Армении, как государстве-участнике ОДКБ, принят акт, утверждающий план сотрудничества и индивидуального партнерства с НАТО. ОДКБ фактически осталась в стороне от киргизского, грузино-осетинского и украинского конфликтов. Отсутствие реакции со стороны органов управления объединения и ее широкого освещения в средствах массовой информации лишь наводит на мысль о том, что организация имеет существенные внутренние противоречия и проблемы. Безусловно, решению ряда проблем деятельности ОДКБ послужит желание государств-членов договора «пожертвовать» частью своей самостоятельности на общие цели коллективной безопасности.

Отметим, что в настоящее время обозначилась тенденция постепенной трансформации ОДКБ из военного образования в многофункциональную международную структуру, как часто отмечает Генеральный секретарь Организации Н. Бордюжа на военных брифингах и пресс-конференциях. Некоторые позитивные тенденции в постепенном и последовательном развитии ОДКБ можно проследить путем анализа конкретных нормативно-правовых актов блока. Размещение баз ОДКБ с 2011 г. на территории иных государств допустимо при совместном решении стран-участниц организации, что открывает новые перспективы и границы для сотрудничества со странами в евразийском регионе, в котором объединение настойчиво стремится закрепиться в последнее десятилетие. Безусловно, данный регион станет в ближайшие годы местом, в котором будут разворачиваться важнейшие перспективные проекты и события для всего мирового сообщества. Участие в контроле над этой зоной в политическом плане позволит государствам ОДКБ усилить свою роль на международной арене, повысив собственное международное влияние, и надежно укрепиться в глобальной экономике. Значение ОДКБ и необходимость ее реакции на региональные события будут постепенно расти, учитывая ситуацию с украинским кризисом и изменениями в украинском национальном законодательстве в военной сфере (отмена внеблокового статуса государства) [3].

Источники угроз и недоброжелательной политики по отношению к постсоветскому блоку вынуждают осуществлять высокий уровень обеспечения общей обороноспособности членов Организации.

Самыми компетентными документами в области военного взаимодействия и защиты от внешних агрессоров являются военная доктрина РФ 2014 г., декларации ОДКБ от 2010 г. и «Программа национальной безопасности США».

Показателем того, насколько важна эффективность субрегиональных организаций и х взаимодействия является сложная картина мира, в частности в рамках Евразии. Буквально заполнив все пространство вокруг России средствами ядерного и неядерного сдерживания, США ликвидирует необходимость соблюдения договоров об ограничении вооружений, так как от обороноспособности России зависит не только ее национальная, но и коллективная безопасность стран членов ОКДБ.

15 лет опыта отношений между Североатлантическим Союзом и Россией привели к тому, что главной целью альянса провозглашается вопрос о дальнейшем его существовании в современном мире. НАТО продолжает свою политику по отношению к постсоветскому пространству, в том числе и Российской Федерации, сохраняет традиции ведения «холодной войны» и развивает новые методы борьбы с учетом применения информационных технологий. Попытка сократить расстояние между инфраструктурами двух военных блоков до сих пор не удалась, уже долгое время ведутся попытки ослабить влияние и обороноспособность стран ОДКБ.

На одном из саммитов, в 2014 году, НАТО признало на официальном уровне Россию стратегическим оппонентом альянса [4]. Сотрудничество между Россией и НАТО сменилось очередным противостоянием двух военных блоков. Жесткая конкуренция между оппонентами выражается в применении, в большинстве случаев, способов политической борьбы.

Результатом этих событий стало прекращения развития политики взаимодействия России с НАТО как пути обеспечения безопасности в Евразийском регионе, как это было до украинского кризиса и введения санкций, возможности по сотрудничеству не исключаются, но отводятся на второй план. Следуя выдвинутому З. Бжезинским плану по созданию «кольца Анаконды» вокруг России, Североатлантический альянс вместе со стратегическими союзниками, приступает к активному уплотнению интеграции армий союзников в единую систему.

Размещение систем ПРО – далеко не единственный метод системы «сдерживания 2.0». Усиление авиационного патрулирования в Прибалтике и переброска постоянных сил быстрого реагирования в Польшу – последующие проявления того же явления. Кроме того, предполагается вовлечение территории Финляндии и Швеции, не входящих в НАТО, в места постоянного базирования дополнительных экспедиционных корпусов.

Облегчению реализации программы служит нагнетание антироссийских настроений в иностранных СМИ, Прибалтике, внедрению в сознание граждан мифов о «русской угрозе» для суверенитета всех соседей РФ.

В связи с этим, необходимо отметить, что НАТО давно отошло от концепции прямого применения силы, завершился переход к сетевому типу ведения противостояния. С учетом того, что предпосылки для возникновения прямых вооруженных конфликтов в Европе малы как никогда, упор странами альянса будет делаться на информационные и экономические методы принуждения, в том числе на прямые и латентные санкции, скрыто дестабилизирующие баланс сил.

Для этих целей используются методы информационной борьбы. Широко известен случай двухнедельного поиска некой «русской подлодки» в водах Швеции, впервые за много лет поставивший вопросы интеграции в НАТО для укрепления собственной безопасности. «Запугивание» стран является одним из эффективных методов поддержания высоких расходов на оборону, позволяет обеспечивать внутриблоковое единство.

Такими методами, руководство НАТО пытается не только политически сплотить своих партнеров, но и снять нагрузку с экономики США, переложить на союзников часть издержек на содержание и вооружение армии. Так, расходы всех стран в 2015 г. должны будут составить не менее 2% ВВП, хотя данный принцип все еще не соблюдается большинством стран, кроме Эстонии, США и Великобритании.

Подобные методы воздействия крайне нецелесообразны для использования при реализации планов по укреплению ОДКБ. Именно этими факторами, объясняется активизация военных учений стран НАТО и их партнеров в Восточной Европе, Балтийском и Черном море. Поэтому в новой военной доктрине РФ основными военными угрозами в первую очередь названы демонстрации военной силы в ходе проведения учений на сопредельных территориях.

Планы по размещению и поддержанию действующих баз НАТО в Средней Азии также серьезно подрывают достигнутый ранее положительный опыт сотрудничества. В ответ на это РФ предпринимает ответные меры. Принятые Россией программы предполагают неядерное сдерживание, что в первую очередь должно обеспечиваться высокой боеспособностью российской армии. В свою очередь, увеличение активности совместных военных учений, учащение патрулирования воздушного пространства, является одними из инструментов ассиметричного ответа на политику стран НАТО.

Примерами ассиметричных мер может служить и решение размещение в 2015 году комплексов «Искандер» в Калининграде, СЯС и стратегических носителей ядерного оружия в Крыму [5].

Противовесом действиям Североатлантического альянса в перспективе могло бы стать более плотное сотрудничество стран ОДКБ. Можно сказать, что ОДКБ является самым мирным военным союзом, страны которого ни разу не участвовали в совместных операциях. Но в существующей ситуации альянс, долгое время служивший лишь одним из инструментов противодействия терроризму и наркоторговле в Средней Азии, со временем должен постепенно переформатироваться в главный фактор сдерживания военных конфликтов.

Укрепление общей системы коллективной безопасности, в рамках договора, и наращивание его военно-политического потенциала, заложено в новую военную доктрину РФ. Тактика внезапных проверок и внеплановых учений, эффективно себя показавшая в Вооруженных силах РФ, вскоре будет принята для объединенных Коллективных сил ОДКБ. Несмотря на то, что расходы стран ОДКБ и НАТО на оборону несоизмеримы, существующий военно-политический потенциал ОДКБ позволил бы устранить асимметрию в соотношениях вооружений.

Тем более что на сегодняшний день структура НАТО схожа со структурой ОДКБ, и является лишь набором национальных армий, правительство стран которых нередко отказывается выполнять решения единого командования альянса и участвовать в совместных операциях.

Для того, чтобы противостоять угрозам и вызовам НАТО, в г. Санкт-Петербурге 26 декабря 2016 г. прошел саммит глав-государств ОДКБ. Разговор на саммите шел о том, чтобы четко понять и определиться, что происходит вокруг границ ОДКБ.

Ведь не секрет, что в последнее время НАТО перевело четыре дополнительных батальона в станы Восточной Европы. ОДКБ должна определиться как она должна реагировать на эти угрозы, чтобы не упустить время.

Александр Лукашенко, президент Белоруссии, (которая будет председательствовать в ОДКБ в 2017 г.) 14 октября 2016 г. в г. Ереване на заседании Совета коллективной безопасности высказался в духе укрепления международных связей ОДКБ. Президент Белоруссии Лукашенко заявил, что приоритетом во время его председательства в рамках ОДКБ будет выполнения задачи большего признания и уважения ОДКБ на международном уровне.

Н. Бордюжа добавил, что силовой мощи у ОДКБ достаточно на данный момент времени.

По мнению ведущего эксперта Центра военно-политических исследований МГИМО Михаила Александрова ОДКБ как инструмент военной политики на постсоветском пространстве не проявил себя в должной мере. Ведь проведение одних только контртеррористических учений не совсем достаточно для солидной международной организации. М. Александров упоминает о том, что по линии ОДКБ можно было бы организовать гуманитарные поставки в Сирию.

При анализе перспектив ОДКБ, можно выделить несколько сценариев его развития: Первый сценарий предполагает сохранение существующего статуса ОДКБ и его пассивной роли в решении региональных конфликтов, с сохранением высокой эффективности в противодействии потокам террористов, наркотрафика из Афганистана и обеспечению общей информационной безопасности. С учетом длительности интеграционных процессов на евразийском пространстве вероятность именно этого сценария на сегодняшний день является наиболее высокой. Вторым вариантом является возвращение союза на уровень договора ДКБ от 1994 г., не способным противостоять возможным внешним и внутренним угрозам национальной безопасности.

В целом реализация данного варианта возможна только при кардинальной смене вектора развития руководством какой-либо из стран участников, как это произошло при попытке создания альтернативного блока ГУАМ.

Третьим, и наиболее перспективным, сценарием развития могла бы стать полная переориентация ОДКБ в полноценный военно-политический союз. Первыми шагами по пути продвижения были сделаны еще в 2009 г. при создании КСОР, которые будут базироваться на территории РФ, состоять под единым командованием и обладать современным вооружением. На сегодняшний день именно КСОР является наиболее перспективным инструментом сохранения коллективной безопасности в регионе. По сути, силы ОДКБ будут являться дублирующей военно-политической опорой для ЕАЭС, который, хотя и является наиболее успешным региональным проектом, затрагивает исключительно экономико-правовые вопросы евразийской интеграции. Таким образом, стратегической целью ОДКБ будет являться военно-политическое прикрытие интеграционных процессов в рамках ЕАЭС.

Наряду с приведенными вариантами существует и альтернативный сценарий, предусматривающий создание единой армии на основе российских вооруженных сил. До недавнего времени иностранцам было запрещено служить в российской армии, даже несмотря на то, что на российской 201-й базе в Таджикистане довольно значительное число военнослужащих не имели российского гражданства. Однако с принятием указа «О внесении изменений в Положение о порядке прохождения военной службы», практически любой иностранец может проходить военную службу в российских войсках и участвовать в боевых действиях. Данный подход может фактически свидетельствовать о параллельном создании единой армии, сил ОДКБ, как одному из вариантов альтернативы национальным армиям.

Стоит отметить, что наличие высокой плотности как уже существующих, так и планируемых альтернативных интеграционных проектов в регионе, во многом дестабилизирует стабильность сотрудничество в ОДКБ. Недостаточная эффективность ОДКБ связана в первую очередь с сохранением приоритета национальной безопасности над коллективной, переоценкой государствами национального суверенитета в вопросах общей безопасности. Поэтому обозначение и реализация перспектив коллективного и равноправного сотрудничества будет иметь решающее значение для укрепления ОДКБ [6].

На сегодняшний день, несмотря на существующую экономическую и военную асимметрию стран участников ОДКБ, данное объединение является одним из наиболее перспективных интеграционных проектов на территории постсоветского пространства. Генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин считает, «Чтобы ОДКБ превратилась в действенный инструмент по обеспечению безопасности на территории ОДКБ необходимо, чтобы её участники не боялись принятия политических решений. Страх перед возвращением в СССР в той или иной форме затрудняет военное сотрудничество».

На данном временном этапе ОДКБ представляет структуру, где Российская Федерация обеспечивает своим союзникам защиту.


Библиографические ссылки


1. Договор о коллективной безопасности [Электронный ресурс] // Организация Договора о коллективной безопасности. 2016. URL: http://www.dkb.gov.ru/b/azb.htm (дата обращения: 15.01.2017).
2. Гонтарь С.М. Роль руководства Российской Федерации в развитии внешнеполитического сотрудничества Организации Договора о коллективной безопасности // Историческая и социально-образовательная мысль. ‒ 2015. ‒ Т. 7. № 5часть 2. ‒ С. 36-42.
3. Задорина А.М. Сотрудничество организаций евразийских государств в сфере коллективной безопасности (ОДКБ, СНГ, ШОС) и международные меры ООН по обеспечению финансового развития // Международное сотрудничество евразийских государств: политика, экономика, право. ‒ 2015. ‒ № 4. ‒ С. 27-35.
4. Захаров В. Возможная роль России и ОДКБ в разблокировании коммуникационных путей в Закавказье [Электронный ресурс] // научная электронная библиотека «КИБЕРЛЕНИНКА»: информ.-справочный портал. 2017. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/vozmozhnaya-rol-rossii-i-odkb-v-razblokirovanii-kommunikatsionnyh-putey-v-zakavkazie (дата обращения: 15.01.2017).
5. Новиков А.В. Военно-политический потенциал ОДКБ как противовес политике НАТО [Электронный ресурс] // научная электронная библиотека «КИБЕРЛЕНИНКА»: информ.-справочный портал. 2017. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/voenno-politicheskiy-potentsial-odkb-kak-protivoves-politike-nato (дата обращения: 15.01.2017).
6. ОДКБ в 2015 году сделает акцент на усилении защиты от внешних угроз [Электронный ресурс] // ТАСС: информ. агентство. 1999 ‒ 2017. URL: http://tass.ru/politika/1577749 (дата обращения: 15.01.2017).

Оцените публикацию:
 (голосов: 0)
| Раздел Публикации | написал watch_out | просмотров: 405 |