Факультет истории, социологии и международных отношений (ФИСМО)

Кубанского Государственного университета

Логин:

Пароль:

| Лента публикаций

Кюрджиев Г.С. Исторические предпосылки к распаду СФРЮ

Публикации

Кюрджиев Г.С.,
магистрант ФИСМО, КубГУ


Исторические предпосылки к распаду СФРЮ


Причинами, приведшими к распаду Социалистической Федеративной Республики Югославия, стали социально-политические и этноконфессиональные процессы, происходившие задолго до событий 1990-х гг. Их истоки во многом лежат в самой истории создания государства, а их количество с течением времени лишь росло. В статье рассмотрены предпосылки, сложившиеся исторически еще до создания в 1945 г. Федеративной Народной Республики Югославия и предрекшие нестабильность в государстве югославянских народов и его дальнейший развал.

Южнославянские народы прошли долгий и сложный путь к созданию своего государства, исторически предрекая его на многие конфликты в его будущем. На протяжении всей истории на территории расселения южных славян происходило значительное изменение этнического состава населения огромного ряда балканских районов вследствие турецкого и австро-венгерского господства. Так, часть славянского населения Боснии и Герцеговины в качестве способа выживания приняла ислам. Чтобы предотвратить антитурецкие выступления на завоеванных землях, турки с XVI в. предпринимали заселение южных районов Сербии – территории Косово и Метохии, албанцами, исповедовавшими ислам. Спасаясь от турецкого ига, часть сербского населения устремлялась в Хорватию. Австрия использовала это в целях защиты собственной территории и стала создавать в приграничных районах военные поселения из сербов-гранычар, которые славились как отличные воины. Так возникли территории с сербским населением – Хорватская и Славонская Краины.

В этих условиях гнета и разделения границами Австрийской монархии и Османской империи начала формироваться сербская нация. В Хорватии возникли обширные районы со смешанным хорватско-сербским населением, а в Боснии и Герцеговине с хорватско-мусульманско-сербским. Черногорцы в XIX в. считались сербами, а о боснийских мусульманах говорилось как о части или сербского, или хорватского народов [1].

Сербы, черногорцы, македонцы относятся к миру восточноевропейскому, славянскому. Огромную роль у сербов на протяжении всей их истории играла православная церковь, которая после разделения народа осталась их единственным национальным институтом и продолжала играть связующую роль. Сербская Церковь также выполняла важную функцию по поддержанию этнического самосознания, чувства общности исторических судеб, понимание целостности народа, что в условиях германизации и исламизации, было особенно актуально [2]. Особенностью же формирования хорватской и словенской наций в составе Австрийской империи явилось то, что они оказались под влиянием католического Запада и традиционно тяготеют к нему [3]. Славяне, перешедшие в мусульманство, давно и прочно вошли в исламский мир.Таким образом, исторический процесс развивался по линии формирования нескольких южнославянских наций, а национальная дифференциация шла в зависимости и от религиозной принадлежности.

Тем не менее, идеи для идеологической борьбы против зависимости от Австро-Венгрии и Турции получили свое воплощение в «югославизме». Его основу составляли представления об общности происхождения и культурно-языкового родства всех южных славян и необходимости их государственного объединения. Основателями этих идей были представители хорватской, словенской и сербской интеллигенции. При этом, стоит отметить, для хорватского национального движения югославизм подразумевал создание этнической общности из всего католического и православного населения в Хорватии, Словении и Далмации, служил консолидирующей идеей для сплочения и выживания нации. Хорватские югослависты считали, что обеспечение благоприятных условий для развития хорватской нации возможно на основе объединения югославянского ареала. Только это, по их мнению, могло предотвратить поглощение хорватской нации Австро-Венгрией, спасти ее от ассимиляции. В Сербии же в большей степени имел место внешнеполитический аспект, подразумевавший объединение сербской нации в едином государстве. А для части словенских земель, сплошь католических и гомогенных по национальному составу, объединение в единое государство имело лишь внешнеполитический аспект, как средство предотвращения германизации и итальянизации словенской нации. Идеи югославизма воплощались в самые различные программы создания государства. Но среди них преобладали два варианта государственного устройства южных славян: как федерации равноправных народов и как унитарного государства. Причем для хорватских и словенских югославистов уже на тот момент было характерно подчеркивание федеративного принципа объединения, а для сербов – унитарного государства [4].

Национально-освободительное движение южнославянских народов достигло апогея в 1870-х гг. В период обострения противоречий между европейскими великими державами, для которых значение Балкан стало возрастать, становилось ясно, что разрешение национального вопроса южнославянских народов Балканского полуострова произойдет, скорее всего, насильственным путем.

Так и получилось. Россия выступила союзником южнославянских народов и сыграла прогрессивную роль, начав весной 1877 г. войну против Османской империи, которая завершилась подписание 3 марта 1878 г. Сан-Стефанского мирного договора. По его результатам Сербия, Черногория и Румыния обрели независимость, а Албания, Эпир, Фесалия, Босния и Герцеговина получили автономию [5].

Следует обратить внимание на то, что уже тогда именно сербское руководство было недовольно итогами войны. Ведь Сербия тех земель, которые освобождались ее войсками, – долины рек Нишавы и Южной Моравы, по Сан-Стефанскому миру не получила. Недовольны были и западные страны усилением позиций Российской империи в регионе. Во многом поэтому, по инициативе Англии и Австро-Венгрии, условия Сан-Стефанского мирного договора были изменены в июле 1878 г. в ходе Берлинского конгресса.

Прежде всего к Сербии были присоединены районы, на которые ранее претендовала Болгария (Нишский, Пиротский, Вранский и Топлицкий). Площадь Сербского княжества увеличилась почти на 11 тыс. кв. км, а население – на 300 тыс. человек. Но Берлинский договор изменил условия Сан-Стефанского договора в целом в ущерб народам Балканского полуострова. Болгарское княжество сократилось втрое. Территория Черногории урезалась так, что она попала в зависимость от Австро-Венгрии. Македония, Адрианопольская Фракия и Албания также остались в пределах Османской империи. Румыния получила Среднюю и Северную Добруджу. Выигрыш от Берлинского конгресса достался Австро-Венгрии, которая получила право на 30-летнюю оккупацию Боснии и Герцеговины [6].

Значительная часть исследователей событий на Балканах в последующий период усматривает их причины именно в несправедливых решениях Берлинского конгресса [7]. По сути национальный принцип при образовании новых государств творцами «равновесия сил» в регионе был отвергнут. Великие державы закладывали основы своего миропорядка на базе собственных своекорыстных интересов, поддержания «статус-кво» и «зон влияния» [8]. Кроме того, были заложены основы напряженности и противоречий между самими странами Балканского полуострова. В сложившейся обстановке усилилось освободительное движение народностей, оставшихся под властью Турции и Австро-Венгрии, делая неизбежными новые военные столкновения [9].

Начало XX в. не принесло мира на Балканы. Напротив, территория этого региона с богатыми природными ресурсами и выгодным стратегическим положением вновь приобрела особое значение в борьбе между складывающимися военно-политическими группировками. На Балканах вспыхнули новые вооруженные конфликты. Свержение династии Обреновичей в 1903 г. и избрание на сербский престол Петра I Карагеоргиевича, Боснийский кризис 1908-1909 гг., Балканские войны и противоречия между бывшими союзниками-участниками, растущая напряженность в отношениях Австро-Венгрии и Сербии, ставшей в глазах многих потенциальным центром государственного объединения, дали все основания назвать Балканы «пороховым погребом Европы». При этом решение проблем региона, способного вновь «взорваться» в любой момент, целиком и полностью зависело от военной политики великих держав.

Первая мировая война также началась именно на Балканах. Дестабилизация ситуации после Боснийского кризиса вызвала рост числа террористических актов в Австро-Венгрии со стороны нелегальных организаций. Одним из таких обществ была «Молодая Босния», член которой, сербский гимназист Гаврило Принцип застрелил эрцгерцога Франца Фердинанда и его жену в Сараево 28 июня 1914 г. Через месяц Австро-Венгрия объявила Сербии войну, и вскоре она приобрела мировой характер. По итогам Первой мировой войны созданное в Загребе народное вече в составе депутатов Хорватии, Боснии и Герцеговины, Словении, Истрии, Далмации и хорвато-сербская коалиции, приняло решение о создании 29 октября 1918 г. Государства словенцев, хорватов и сербов с полным отделением от Австро-Венгрии. 24 ноября 1918 г. в Загребе было принято решение об объединении Государства словенцев, хорватов и сербов с Королевством Сербия. 26 ноября в г. Подгорице было провозглашено свержение династии Негошей и объявлено об объединении с Сербией. 25 ноября 1918 г. народной скупщиной Воеводины было принято решение об объединении с Сербией [10].

1 декабря 1918 г. народы Балкан официально объединились в югославское государство – Королевство сербов, хорватов и словенцев (КСХС). При этом три основных народа Королевства СХС начинают официально считаться одной нацией, что вызывало неприятие со стороны всех этносов. Дело в том, что наряду с идеей общего славянского государства, имела место тенденция к национальному самоопределению народов Югославии. Хорваты, сербы и словенцы, втянув в этот процесс мусульманское население, использовали построенную на недоверии и территориальных и межэтнических противоречиях интеграцию, заложив тем самым основание для будущих противоречий, часть из которых все еще не разрешена [11].

Поэтому и политические партии Королевства СХС начали формироваться на основе этнических сообществ. Политическая система королевства быстро приобрела черты трайбализма – обособленности, сепаратизма, в которой ведущая роль принадлежала сербским партиям, под давлением которых в 1921 г. была принята конституция, определявшая государство как конституционную, парламентскую и наследственную монархию, что не могло не привести к усилению конфронтации. Среди народов Королевства началось широкое распространение национализма, а представители хорватских партий, выступавшие за федерализацию, высказывались против «великосербской» политики, образовалось сепаратистское движение усташей.

В результате усугубившегося кризиса власти 6 января 1929 г. произошел государственный переворот короля Александра I Карагеоргиевича. Парламент был распущен, сформировано новое правительство, усилив централистские тенденции, а страна получила новое название: Королевство Югославия. При этом границы областей было решено проводить так, чтобы сербское население составляло не менее половины в местах компактного проживания [12]. То есть Королевство Югославия во избежание межэтнических конфликтов и опасности распада делилось на провинции-бановины, не соответствовавшие территории расселения ни одного из основных южнославянских народов.

Политика короля Александра I привела к тому, что именно усташами в 1934 г. было совершено его убийство, что вызвало новый виток напряженности. Опасаясь распада государства под напором хорватского сепаратизма, правительство решило пойти на уступки, и 26 августа 1939 г. по соглашению Цветковича-Мачека Хорватия становится бановиной, а и объединение Хорватии и юго-западной части Боснии и Герцеговины получает автономию. Как отмечают некоторые историки, если бы подобная схема была реализована в начале 1920-х гг., то, возможно, межвоенной Югославии удалось бы избежать многих проблем в межнациональных отношениях, которые в итоге и привели к развалу страны. Однако, как отмечается далее, в условиях начавшейся Второй мировой войны и явно затянутых решений именно создание хорватской автономии во многом дало обратный эффект: уровень национальной нетерпимости резко возрос [13].

В целом распаду Югославии и развязыванию кровавой войны в 1990-е гг. во многом способствовало именно развитие национализма в Хорватии, показавшее всю опасность противостояния братских народов еще в годы Второй мировой войны. Созданное Независимое Государство Хорватия (НГХ), в состав которого вошла Босния и Герцеговина, управлялось усташами и стремилось навсегда покончить с сербским вопросом: треть сербов, проживающих на территории НГХ, было решено уничтожить, треть – обратить в католичество, а оставшуюся треть – выселить в Сербию. В ответ националистически настроенные сербы отвечали убийствами боснийских мусульман и хорватов [14].

Созданная в 1945 г. Федеративная Народная Республика Югославия, ставшая в 1963 г. Социалистической Федеративной Республикой Югославия, так и не смогла распутать клубок межнациональных и территориальных противоречий, а лишь подтолкнула их к отделению.

Таким образом, создание государства славянских народов в 1918 г. на условиях, как казалось тогда, удовлетворяющих все стороны и зародило то семя раздора, которое в итоге выросло в кровопролитную войну братских народов. История развела их в разные стороны. Эти различия сказались на менталитете народов, отсюда – множество противоречий, не только экономических и политических, порожденных обстановкой, но и социально-психологических и культурных, приведших в итоге к непониманию и отторжению. Не желая жить в одной стране, народы были готовы вступить на тропу войны ради обретения своей государственности и независимости, к которой они так долго и упорно шли.


Библиографические ссылки

1. Васильева Н., Гаврилов В. Балканский тупик?.. (Историческая судьба Югославии в XX веке). М: Гея итэрум, 2000. С. 13.
2. Славянские народы Юго-Восточной Европы и Россия в XVIII в. / Отв. ред. И.И. Лещиловская; Ин-т славяноведения. М.: Наука, 2003. С. 9-10.
3. Васильева Н., Гаврилов В. Указ. соч. С. 14.
4. Там же.
5. Беляев Н.И. Русско-турецкая война 1877-1878 гг. [Электронный ресурс] URL:http://flot.com/publications/books/shelf/belyaev/52.htm (дата обращения: 10.07.16).
6. Там же.
7. Васильева Н., Гаврилов В. Указ. соч. С. 18.
8. Там же.
9. Там же. С. 19.
10. История южных и западных славян: В 2 Т. Т. 2. Новейшее время: Учебник / Под ред. Г.Ф. Матвеева и З.С. Ненашевой. 2-е издание. М.: Изд-во МГУ, 2001. С. 52.
11. Там же. С.147.
12. Никулин М. Югославия между мировыми войнами: фундамент национальных противоречий // Власть. 2011. №1. С. 147-148.
13. Там же. С. 148.
14. История южных и западных славян: В 2 Т. Т. 2. Новейшее время: Учебник / Под ред. Г.Ф. Матвеева и З.С. Ненашевой. 2-е издание. М.: Изд-во МГУ, 2001. С. 74.



Оцените публикацию:
 (голосов: 0)
| Раздел Публикации | написал watch_out | просмотров: 264 |