Факультет истории, социологии и международных отношений (ФИСМО)

Кубанского Государственного университета

Логин:

Пароль:

| Лента публикаций

Цыгулева К.А. Этапы формирования энергетического диалога между Россией и Республикой Корея в XXI в.

Публикации » Цыгулева К.А., 2 курс, магистратура (1)

Цыгулева К.А.,
магистрантка ФИСМО КубГУ


Этапы формирования энергетического диалога между Россией
и Республикой Корея в XXI в.


Республика Корея – один из крупнейших энергопотребителей в мире, и в связи с ограниченными собственными ресурсами она импортирует практически все энергоресурсы. Большие потребности в нефти и газе удовлетворяются в основном за счет импорта из стран Персидского залива и Юго-Восточной Азии. Современное состояние ТЭК Республики Корея требует диверсификации источников поставок энергоносителей с целью обеспечения энергетической безопасности страны. Новым источником поставок для Республики Корея может стать Россия, так как наша страна располагает крупнейшим в мире энергетическим потенциалом, включая запасы и ресурсы нефти, газа, угля, природного урана, ресурсы гидро-приливной, ветровой, геотермальной энергии. Многие отечественные компании обладают передовыми технологиями разведки и добычи углеводородов, обогащения и конверсии ядерного топлива, транспортировки нефти и газа на сверхдальние расстояния. Страна выступает самым крупным экспортером энергоносителей в мире.

Сейчас Восточная Сибирь и Дальний Восток представляют наибольший интерес для Республики Кореи в силу географической близости и большого ресурсного потенциала. В Сибири и Дальнем Востоке, сосредоточено 27% газовых и 21% нефтяных ресурсов России, 45% запасов по углю и свыше 80% гидроресурсов, открыто 140 месторождений нефти и газа и прогнозируется открытие ещё более
220 месторождений углеводородного сырья [1].

В свою очередь Россия также заинтересована в развитии своих восточных регионов, поскольку это позволит интенсифицировать социально-экономическое развитие на востоке страны. Долгие годы Восточная Сибирь и Дальний Восток остались закрытым регионом внутри России. По ряду причин, прежде всего из-за недостаточных централизованных инвестиций в его экономику, транспортной удаленности от центральных районов России, неразвитости социально-экономической сферы и слабой заселенности, регион оказался в положении отстающего. Серьезное внимание региону начало уделяться с 2002 г. Главная роль в стратегическом развитии восточного региона отводится местной энергетике, и об этом четко говорится в «Энергетической стратегии на период до 2020 г.». По этой стратегии прогнозируется, что к 2020 г. добыча нефти в регионе будет доведена до 70–75 млн. тонн и газа до
140 млрд. кубометров [2].

Стоит заметить, что дипломатические отношения между Россией и Республикой Корея были заключены сравнительно недавно, в 1990 г. После нормализации отношений постепенно стало набирать обороты и экономическое сотрудничество с этой страной.

Как заметил Г. Толорая, директор исследовательских программ Центра изучения современной Кореи при ИМЭМО РАН, в начале 1990-х гг. приоритеты внешней политики России сменились: они уже не предполагали автоматической поддержки КНДР как "восточного форпоста социализма" в борьбе с "империализмом". "Открытие" для России новой динамичной страны – Южной Кореи – породило большие надежды на то, что с этим "азиатским тигром" на основе общих идеалов удастся наладить крупномасштабное экономическое сотрудничество и доверительное политическое партнерство [3].

Новое приоритетное направление развития энергетики получило неофициальное название «Восточный вектор энергетической политики России». Его суть чётко сформулирована в Энергетической стратегии на период до 2020 г., принятой в 2003 г. [4], в Энергетической стратегии до 2030 г. (2009 г.) [5] и
в основном сводится к следующему:

• создание новых энергетических центров в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке будет способствовать повышению энергетической безопасности РФ, восстановлению и усилению нарушенных топливно-энергетических связей между регионами, решению многих важных задач федерального, межрегионального и регионального уровней;

• быстрое и широкомасштабное развитие энергетики восточных регионов России и выход на энергетические рынки Японии, Китая, Кореи и других стран Северо-Восточной Азии необходимо рассматривать как важное средство своевременного обеспечения должных позиций России в этом стратегически важном регионе мира;

• создание на Востоке России и в Северо-Восточной Азии развитой энергетической инфраструктуры в виде межгосударственных газо- и нефтепроводов позволит снизить стоимость энергоносителей, повысить надёжность энерго- и топливоснабжения потребителей разных стран, облегчить решение экологических проблем.

В Москве в сентябре 2004 г. состоялась встреча на высшем уровне по вопросам двусторонних отношений, «всестороннего партнерства и взаимного доверия» между Россией и Республикой Корея. Была фактически заложена основа для решения ядерной проблемы на Корейском полуострове и сотрудничества в сфере энергетических ресурсов. Правительство Но Му Хена создало основу для двустороннего сотрудничества в области энергетических ресурсов, предусмотрев перевод положения о «сотрудничестве энергетики и природных ресурсов» в «план действий» [6].

В соответствии с этим планом была создана совместная комиссия по энергетическому сотрудничеству между
Южной Кореей и Россией, и начался диалог по «Энергетической стратегии». Следствием этого диалога было стало «Соглашение о сотрудничестве в сфере газовой промышленности между Южной Кореей и Россией» (октябрь 2006 г.). Продолжается сотрудничество двух стран по совместной разработке месторождений нефти и газа в регионе Дальнего Востока и Сибири, в том числе сотрудничество в области нефтепроводного проекта, который был заявлен в Совместной декларации в Москве в сентябре 2004 г. [7].

В феврале 2008 г. новым президентом Республики Корея стал Ли Мён Бак. Его администрация сделала энергетическую безопасность национальной целью и приступила к новому плану действий в рамках энергетической дипломатии. Здесь необходимо описать основные характеристики южнокорейской энергетической дипломатии. Прежде всего, энергетическая дипломатия под руководством президента Ли принимала во внимание различные возможности. Его политика была многогранна и многослойна, сочетала рыночные меры с дополнительными мерами государственного регулирования энергетического рынка. Особенность политической практики администрации Ли – конструирование особой роли правительства в энергетической дипломатии, тесное сотрудничество с частным сектором [8].

Многие корейские энергетические компании уводят свои капиталы за границу для реализации программ энергетического развития. Роль корейского правительства в энергетической дипломатии в основном состояла в помощи корейским компаниям, занимающимся энергетикой. Это делается для того, чтобы преодолеть свои недостатки по сравнению с их зарубежными коллегами и постоянно снижать политические и экономические риски, которые возникают и могут возникнуть в результате усиления конкуренции и нестабильной деловой среды. Несмотря на то, что корейские энергетические компании расширяют свой бизнес за рубежом, они все еще играют малую роль на энергетическом рынке вследствие своего относительно слабого экономического потенциала, а потому нуждаются в политической защите. Корейское правительство уделяло серьёзное внимание защите деловых возможностей корейских энергетических компаний за рубежом за счет мобилизации политических и личных связей. Энергетическая дипломатия под руководством президента Ли Мён Бака предполагала поощрение усилий для обеспечения энергией, а не дальнейшее разжигание международной конкуренции за энергию.

В сентябре 2008 г. были проведены переговоры между президентами Ли Мён Баком и
Д.А. Медведевым. На тот момент взаимодействие было поставлено на новый уровень на основе «Совместного заявления по вопросам двусторонних отношений стратегического взаимодействия и партнерства» [9]. Совместная декларация, подписанная 29 сентября 2008 г., в частности, содержит положение, о том, что стороны выражают твердую готовность к сотрудничеству. Президент Республики Корея заявлял о готовности «усилить экономическое сотрудничество с Россией» и сделать Восточную Сибирь «осью региональной экономики и мира». Во время его визита в Москву в октябре 2008 г. были достигнуты договоренности о совместном освоении Западнокамчатского шельфа, участии корейских предпринимателей в развитии Сибири и Дальнего Востока, развитии портовой сети в Сибири и на Дальнем Востоке и др.[10]. Основное содержание переговоров сводится к тому, что Россия и Южная Корея решили совместно продвигать энергетические проекты, включая и третью страну. Здесь имелись в виду поставки российского газа в Корею через территорию КНДР и совместное технико-экономическое обоснование этих разработок.

В 2008 г., после саммита, президент Ли Мён Бак запустил долгожданный проект «Третий Новый Шелковый путь», который включал: 1) железнодорожный шелковый путь – соединение железнодорожных веток двух стран; 2) энергетический шелковый путь – Северная Корея сотрудничает с Южной Кореей и Россией в рамках строительства газопровода и нефтепровода; 3) зеленый шелковый путь – освоение лесного и сельского хозяйства на Дальнем Востоке на основе партнерства с Россией.

Уже 2 ноября 2011 г. на встрече Ли Мен Бака и Дмитрия Медведева обсуждался вопрос о сотрудничестве по строительству газопровода. Планируется проложить газопровод протяженностью более 1000 км с первоначальным объемом в 10 млрд. м³ в год из России через КНДР в Южную Корею. Проект газопровода привлекает страны многочисленными сопутствующими эффектами: перспективой улучшения отношений между Республикой Корея и КНДР и достижением международной стабильности на Корейском полуострове [11]. Транскорейский газопровод облегчит процесс включения Северной Кореи в международное сообщество как предсказуемого и полноправного члена. В результате расширятся возможности трехстороннего сотрудничества не только на Корейском полуострове, но и во всем регионе Дальнего Востока, что ускорит инвестирование корейских капиталов в развитие российского Дальнего Востока.

К сожалению, реализация проекта тормозится из-за военно-политической напряженности на полуострове. Трудно пока представить, как дальше будет развиваться энергетическое сотрудничество России и Республики Корея, будет ли реализован проект с газопроводом. Но все же идеи двустороннего сотрудничества России и Республики Корея остаются актуальными с учётом их долговременной перспективы.

С момента заключения дипломатических отношений между Россией и Республикой Корея прошло не так много времени. В начале XXI в. страны пошли на сближение в энергетическом диалоге, были заключены соглашения и налажены поставки энергоресурсов. Но все же планы южнокорейской стороны в отношении участия в разработке российских энергоресурсов все еще не имеют четких очертаний. Прежде всего, это свидетельствует о несоответствии декларируемых целей реальным возможностям сторон, не полном совпадении их интересов. Подписываемые на различных уровнях документы в основном имеют форму протокола о намерениях и не подтверждаются в дальнейшем конкретными мерами. Также процесс тормозится и из-за политической напряженности в отношении Северной Кореи.

На данном этапе Южная Корея рассматривает Россию в основном как катализатор конкуренции на традиционных для нее рынках углеводородов с целью получения там наиболее выгодных условий закупок.

В перспективе Республика Корея видит в России источник энергоресурсов, способный ослабить ее опасную энергетическую зависимость от Ближнего Востока. Для Южной Кореи было бы наиболее оптимальным энергетическое сотрудничество с Россией в многостороннем региональном формате, так как это позволило бы пропорционально распределить финансовую нагрузку на все заинтересованные страны и получить при этом устойчивую квоту российских энергоносителей для каждой из них. Создание единого центра финансирования региональных энергетических проектов, базирующихся на российских ресурсах, позволило бы ускорить их реализацию. Взаимные интересы России и Южной Кореи побуждают обе стороны к сотрудничеству в СВА в сфере энергетики на региональном уровне.


Библиографические ссылки


1. Восточная газовая программа URL: http://www.gazprom.ru/about/production/projects/east-program/
(дата обращения: 07.05.2013).
2. Энергетическая стратегия России на период до 2020 года // URL:http://www.realeconomy.ru/215/271/933/
(дата обращения: 03.05.2013).
3. Толорая Г. Корейский полуостров и Россия: проблемы взаимодействия // URL:http://world.lib.ru/k/kim_o_i/a9616.shtml/
(дата обращения: 04.05.2013).
4. Энергетическая стратегия России на период до 2020 года // URL:http://www.realeconomy.ru/215/271/933/
(дата обращения: 08.05.2013).
5. Энергетическая стратегия России на период до 2030 года // URL: http://minenergo.gov.ru/aboutminen/energostrategy/
(дата обращения: 11.05.2013).
6. Сценарии развития Восточной Сибири и российского Дальнего Востока в контексте политической и экономической динамики Азиатско-Тихоокеанского региона. Аналитический доклад. М.-Иркутск, 2011. С. 17.
7. Se Hyun Ahn. Russian-South Korean Security Relations Reconsidered: The Lost Two Decades of Promise and Perils // URL:http://kossrec.org/board/imgfile/02_Se%20Hyun%20Ahn.pdf (дата обращения: 07.05.2013).
8. Poirier M-C. Towards a Green Korea? Assessing South Korea’s Energy Security from Diversification to Diplomacy // URL:yonseijournal.files.wordpress.com/2012/08/p27_1.pdf (дата обращения: 09.05.2013).
9. Совместное Заявление Российской Федерации и Республики Корея // URL:http://www.kremlin.ru/ref_notes/237
(дата обращения: 13.05.2013).
10. Сценарии развития Восточной Сибири и российского Дальнего Востока в контексте политической и экономической динамики Азиатско-Тихоокеанского региона. Аналитический доклад. М.- Иркутск., 2011. С. 14.
11. Keun-Wook Paik. Pipeline Gas Introduction to the Korean Peninsula // URL:kms2.isn.ethz.ch/serviceengine/Files/ESDP/24686/ipublicationdocument_.../Pipeline_Korean_Peninsula_Paik.pdf/
(дата обращения: 07.05.2013).

Оцените публикацию:
 (голосов: 0)
| Раздел Публикации » Цыгулева К.А., 2 курс, магистратура (1) | написал watch_out | просмотров: 774 |