Факультет истории, социологии и международных отношений (ФИСМО)

Кубанского Государственного университета

Логин:

Пароль:

| Лента публикаций

Курок В.В. Инцест и его историко-культурные аспекты. Концепция антагонизма генов

Публикации » Курок В.В., 2 курс, магистратура (1)

Курок В.В.,
магистрант ФИСМО КубГУ


Инцест и его историко-культурные аспекты.
Концепция антагонизма генов


В науке скрещивание между близкими по родству организмами именуется либо инцухтом (по отношению к растениям), либо инбридингом (животный мир). И хотя термин «инбридинг» в русскоязычной науке обычно используется в отношении животных, в глобальном англоязычном мире генетики (и науке в целом) он применяется по отношению к человеку. Данными терминами обозначают инцест, например, между братьями и сестрами или родителями и детьми (список этим не ограничивается), который является табу во многих культурах, но не во всех. К примеру, известно, что инцестуальные связи практиковались египетскими фараонами. Даже легендарная Клеопатра, царица египетская, вступила в брак со своим младшим братом. Однако, в этом случае, брак преследовал только политические цели и ни о каком инцесте речь не шла.

Инцест находится под запретом во многих человеческих культурах по всему миру. Тем не менее, возникает вопрос о природе подобных запретов, откуда они появились? Откуда идут наши предубеждения и даже отвращение к кровосмешению: от интуитивного сигнала нашей генетики или от установок общества, и что в этом плохого?

Согласно современным научным теориям, предполагается, что самая ранняя жизнь на Земле возникла около 3,8 млрд лет назад и постепенно превратилась в разнообразие организмов, которые можно наблюдать и по сей день. Однако, до периода примерно 1,2 млрд. лет назад, секса не существовало.
Или он был в других формах.


Одноклеточные организмы, такие как бактерии, просто делились на две части. Но этот процесс возможен также и среди более крупных существ.

Бесполая репродукция является [как бы] высшей формой инцеста, потому что организм размножается сам с собой. В современном мире еще можно увидеть, как особи некоторых видов бесполо репродуцируются или клонируют себя в ситуациях, где нет никаких угроз из-за эффектов
инбридинга [1].


Половое размножение – текущая репродуктивная норма среди растений и животных, дает современным формам жизни на планете некоторое подспорье в их борьбе за существование. Секс приводит к ... разнообразию потомства и поддерживает разнообразие генов [2]. Это похоже на природный метод «не класть все яйца в одну корзину». Там где одна копия гена может стать приговором для одного организма, другая версия гена, переданная половым путём, может помочь другому организму выжить. «Люди, которые одомашнивали растения и животных, скорее всего первыми осознали это. В случае инбридинга, потомство получалось с более низким весом при рождении, вероятность смерти эмбриона увеличивалась а также снижалась общая плодовитость» [3].

Тем не менее, генетическое разнообразие порой отступает на второй план перед преимуществами, такими как, например, возможность лучше охранять своё потомство, у некоторых африканских рыб, которые практикуют инбридинг. В целом, однако, риски от инбридинга в животном и растительном мирах, как правило, перевешивают любое из его преимуществ.

«Проблема с инцестом в том, что он может сохранять так называемые «плохие» гены в генофонде и соединять их негативные эффекты» [4] – говорит Дебра Либерман, эволюционный психолог из Гавайского университета Близкие генетические родственники рискуют получить потомство с уменьшенным шансом на выживание.

Чтобы осознать какую опасность кровосмешение представляет для человека, нужно понять, что ДНК, чертежи жизни, разделены на два набора по 23 хромосом. В общей сложности приходится 46 на обычного человека. Один комплект 23 хромосом приходит от отца, а другой – поступает от матери. Хотя не всё так просто, когда дело доходит до генетики. Учёный озвучила упрощенный пример, чтобы проиллюстрировать риски, связанные с инцестом. «Скажем, вам попался плохой ген, который учёные называют деструктивным. Но копия того же гена, принадлежащая вашему отцу, функционирует нормально. Хорошая версия гена будет действовать как резервная копия, эффективно предотвращая болезни, которые могли бы быть спровоцированы плохим геном», – пишет учёный [5]. Но если у вас в результате близкородственных отношений появится ребёнок, шансы на получение двух копий вредоносного гена резко возрастают (в сравнении с воспроизведением потомства через кого-то, не принадлежащего к членам вашей семьи). «Если каждый из вас имеет копию этого плохого гена, значит, существует большой риск, что ваш ребенок не будет иметь нормальной копий данного гена» [6]. А если умножить это на количество любых других вредных генов, разбросанных среди примерно 50 000 активных генов человека, то скорее всего, обязательно возникнут проблемы, касающиеся сокращения жизни.

Из-за того, что так называемые высшие организмы, к которым причисляют людей, подвержены к подобным генетических комбинациям, негативно влияющим на продолжительность жизни, Д. Либерман считает, что природа с течением времени отсеивает кровосмесительные тенденции с путём естественного отбора. Люди и другие животные, вероятно, выработали инстинктивные способы обнаружения и предотвращения спаривания со своими близкими родственниками.

«У нас нет специальных генных очков, чтобы обнаруживать наших родственников, но я думаю, что мы эволюционно выработали психологические механизмы, которые нам в этом помогают», отмечает ученый [7]. В том числе – распознавание лиц и даже запах. Но самый сильный «сигнал» получают люди, выросшие под одной крышей. Этот феномен известен как Вестермаркский эффект, который предполагает, что дети, выросшие вместе под одной крышей, с меньшей вероятностью вступят в отношения друг с другом по достижении совершеннолетия» [8]. Даже кровно не связанные дети, которые выросли вместе, пытаются избегать инбридинга, согласно Д. Либерману.

Кибуц общины в Израиле являются хорошим примером. Спустя лишь несколько недель после рождения ребёнка, матери отдают своих детей в «детские общества», которые курируются профессиональными воспитателями. По данным статистики, люди, воспитанные в одной и той же общине, с гораздо меньшей вероятностью женятся друг на друге, чем на ком-то из соседнего района. Другим примером, который отметила Д. Либерман, являются записи 1800-х годов о тайваньских договорных «малых» браках, где родители устраивали брак для их дочери, передав её в руки семьи будущего жениха вскоре после рождения. «По сравнению с «важными» брачными соглашениями, где пара встречает друг друга только до свадьбы, «малые» пары имели меньше детей», – прокомментировала она в LiveScience» [9].

Один ген, как уже упоминалось, мы получаем от отца и один – от матери. Если в одном гене есть какая-либо мутация, но он вызывает заболевания, это – рецессивный ген. А рецессивный тип наследования означает, что это становится проблемой лишь тогда, когда обе копии гена определенного признака имеют мутацию. Тот, кто имеет только один мутантный ген данного признака, носитель не проявляет никаких признаков наличия болезни. Существуют миллионы людей во всем мире, которые являются носителями генетических заболеваний, но не подозревающих об этом. Они, как правило, осознают это, если у них появляется ребенок с определённым нарушением или заболеванием. Это случается, потому что оба родителя имеют одну и ту же рецессивную мутацию.

Однако существует масса медицинских доказательств, что у единокровных пар показатели смертности новорожденных, пост- и предродовой смертности, а также смертности детей в возрасте до 5 лет – высоки в сравнении с обычными парами. Инбридинг зачастую влияет и на фертильность мужчин. Исследование, которое будет упомянуто чуть позже, с участием группы мужчин из региона среднего Востока, показало, что кровное родство и скопление семейных генов в родовые кластера – увеличивают шансы на появление проблем с бесплодием в некоторых случая в 2–3 раза.

Хотя некоторые генетики предполагают, что многолетняя практика инбридинга может быть выгодной для населения, так как вредные гены устраняются путем естественного отбора, но существует масса исследований, показывающих, что инбридинг представляет неоспоримую угрозу для населения в таких формах, как снижение рождаемости и увеличение детской смертности и заболеваемости.

В некоторых случаях отмечаются положительные эффекты родственных связей, такие, как например: снижение общих рисков заболевания раком среди женщин в некоторых близкородственных мусульманских общинах (примерно на 25%) или резистентность к туберкулёзу у евреев-ашкенази.
В редких случаях, инбридинг также может спровоцировать такие положительные генетические мутации, как снижение рисков возникновения аллергий и таких редких заболеваний как нефрит.


Но это, скорее всего, исключение. Многие другие исследования, касающиеся уже животного мира, показывают, что инбридинг негативно влияет и на здоровье животных. Например, тот факт, что все чистопородистые собаки страдают от значительно более вредоносных и разрушительных для организма заболеваний.

Вредоносные эффекты инбридинга возникли как следствие эволюционного разделения генов на два лагеря. Впоследствии эти две группы генов стали известны как гены-антагонисты.

Половые (X и Y) хромосомы неразрывно связаны с половым разграничением и обуславливают (хотя и не абсолютно) половую принадлежность особи. Отсюда и название – «половые хромосомы». В нашей генетической системе – одна из Х-хромосом неизменно приходит со стороны матери. В отношении с отцом вариабельность раскладки 50/50. Может прийти либо хромосома Y – тогда вы станете мужчиной, а вот если от отца придёт X-хромосома – вам выпадет жребий стать женщиной.

Перед тем как возникли Х и Y хромосомы, существовали гены, контролирующие процесс полового диморфизма, – различия в строении между самцами и самками, которые делали их более адаптированными к исполнению специфически отведённых задач для каждого пола. Таким образом, у млекопитающих возникли и закрепились гены, трансформирующие заданный по умолчанию женский пол эмбриона – в мужской. У птиц, противоположным способом, появились гены, которые отвечали за превращение мужского организма в женский. Процесс полового диморфизма касался многих аспектов строения.

С повышением степени разграничения генов в половых хромосомах, самцы и самки становились всё более эффективными. Возникала своеобразная эволюционная специализация. В генетическом банке хромосомы Y аккумулировались гены, выгодные для самцов, но там же собирались бесполезные или вовсе вредные гены для женских особей. На хромосоме X происходил аналогичный, но реверсивный процесс. Половые гены не только рассортировывались по разным хромосомам, теперь между ними начинался настоящий конфликт. На хромосоме X был выявлен ген, которому дали кодировку DAX. Случается, что данный ген удваивает себя на хромосоме X. В итоге, организм с набором X и Y хромосом вынужден стать не мужчиной, а женщиной. А вот на Y-хромосоме обнаружили схожий ген SRY, управляющий становлением мужского организма. «Один ген типа SRY удерживает в узде один ген типа DAX, но две копии гена DAX побеждают SRY» [10].

Благо для хромосомы X может обернуться вредом для хромосомы Y, и наоборот. Это положение вещей заставляет мужскую хромосому постоянно «спасаться бегством» и «изменять внешность». Периодически на хромосоме X появляется так называемый ген-преследователь, его действие нацелено на белок, который кодируется геном SRY. Как только это происходит, шансы на селекцию получают лишь те мутации в гене SRY, которые маскируют белок, делая него его неузнаваемым для белка-преследователя. Таким образом, если популяция мужчин начнёт сокращаться – носители этого мутировавшего гена получат громадное преимущество перед своими сородичами в передаче нового гена грядущим поколениям. Дальнейшее распределение новой вариации SRY внутри вида позволяет стабилизировать баланс между полами в популяции в целом. Конечный результат – обновлённая форма гена SRY станет доминантной версией среди всех мужских особей.

Война полов длилась на протяжении всей нашей истории, где зачастую женщин вытесняли из многих сфер социальной жизни. Что удивительно, на генетическом уровне, как видно, картина борьбы была обратно противоположная. Хромосома Y – эдакий рудимент среди хромосом. Однако присутствием Y-хромосомы обуславливается пол организма. Крохотная хромосома Y запускает реакцию в женском эмбрионе по изменению его в мужской.

Гены, попадавшие в центр столкновения полового противоборства, отмечаются высочайшей межвидовой изменчивостью. Однако степень сложности социальных взаимодействий внутри вида имеет большое значение. Чем более развиты социальные отношения – тем сильнее поведение особей зависит от антагонистических генов, так как сложная система отношений между представителями вида – создаёт идеальную среду для эскалации конфликта. Естественно, самые сложные и многогранные социальные отношения присущи людям. Становится ясно, почему у людей половые отношения становятся почвой многих проблем. Мужчины и женщины по-разному представляют понятия «сексуальные домогательства» и «нормальная половая жизнь». Половые отношения развиваются не в угоду блага мужчины или женщины, а в угоду того, что выгодно их хромосомам. Способность к соблазнению женщин выгодна хромосоме Y, а неподверженность к соблазнению – хромосоме X. Отсюда формируются и стереотипы мужского и женского поведения.

Борьба между генами-антагонистами не ограничивается противостоянием полов. Допустим, появился бы некий ген, помогающий человеку врать более эффективно (вероятно, полем для его эволюции послужили бы разного рода мошенники). Допустим также, что появилась антихромосома (например, у сотрудников правопорядка), на которой, в противовес, развивались бы гены, которые обостряют чувство различать правду и неправду. Носителей этой антихромосомы будет практически невозможно обмануть. Тогда обе группы генов станут быстрыми темпами эволюционировать в своих популяциях, так как выход на новый уровень эволюции одной группы будет соответствовать поражению другой.
И соревновательная конкуренция между генами не станет слабее, даже при условии, что обе группы генов будут находиться в пределах одного генома. Профессор Райс и Холланд (генетики из Калифорнийского университета) обозначили данный процесс – как эволюцию интерлокальных противоречий.


Сам факт происхождения войн, составляющих неотъемлемую часть человеческой истории, имеет генетическую подоплёку. Говорят, что война – привилегия мужчин, некое поле, где они могут проявить своё «мужество».

Однако потребность мужчин идти на войну так же можно объяснить с точки зрения генетики. Новейшее исследование предполагает, что у мужчин существует связь между стимулом спариваться и желанием идти воевать. И снова можно проследить некий генетический контроль, диктующий самую суть поведенческих аспектов человека [11]. В прошлом, психологические корни тяги мужчин к боевым действиям трактовались как их потребность совершить нечто выдающееся, героический подвиг, который придаст мужской жизни смысл – что, в свою очередь, привлечёт женщину и скажется на продолжении рода – ключевого подсознательного направляющего фактора. К примеру, мужской образ мышления и поведения кодируется генами посредством гормонов, которые оказывают мощное влияние на мозг, в первую очередь через мужской гормон – тестостерон. Тестостерон стимулирует мужчину вести себя в большей или меньшей степени соотносительно со стереотипами мужского поведения. Однако все эти гормоны начинают вырабатываться лишь после того, как белок в гене SRY (мужской ген, координирующий выработку гормонов и регулирующий стереотипы мужского поведения) даст такую команду.

Соревновательная конкуренция между генами-антагонистами, процесс полового антагонизма, – двигатель эволюции видов. И, вероятно, интерлокальные противоречия в геноме стали фундаментом для стремительных скачков эволюции интеллекта у наших предков. Эта эволюция продолжается и по сей день. «Мозг наших предков эволюционировал, чтобы человек мог создавать орудия труда, разводить костер и покорять природу..» – так говорится в учебниках школьной программы. Однако, теперь, генетики становятся солидарными с идеями Макиавелли: увеличенный объём мозга был необходим для «..успешной гонки вооружений между теми, кто хотел подчинить, и теми, кто не хотел подчиняться». Сам феномен, названный интеллектом, привилегия вида гомо сапиенс на нашей планете, вероятно, развился лишь как побочный продукт антагонистического конфликта между генами насилия и генами сопротивлению насилию. Если вы считали, что эволюция – это процесс, направленный на благо развития вида, возможно, стоит переосмыслить этот подход.

Историко-генетическая концепция, затрагивающая конфликты генов антагонистов, и рассматривающая геном как поле сражений между генами детства и генами отцовства или битву между мужскими и женскими генетическими началами – является революционной концепцией, которая на данный момент практически неизвестна широкой аудитории.

Изучив эту концепцию, не сложно увидеть, что генетический фундамент человека во многих направлениях обуславливает ход нашей истории. Поэтому важно понять и знать по каким принципам работают наши глубинные ориентиры. Возможно, это знание предоставит способность предсказывать нашу дальнейшую историю или корректировать её. Эта концепция позволяет увидеть, что исторические сюжеты и события, зачастую, могут происходить в тех плоскостях и на тех уровнях, о которых мы не подозревали ранее. Интересно взглянуть на историю с перспективы, ранее скрытой для глаз, скрытой для самых диких догадок мозга, сквозь странную грань, через которую ход истории преломляется совершенно в другом свете и контексте.

Библиографические ссылки


1. Wheelwright, N.T., Corey R. Freeman-Gallant, Robert A. Mauck. Asymmetrical incest avoidance in the choice of social and genetic mates / Journal: Animal Behaviour, vol. 71, no. 3, 2006. URL: http://www.bowdoin.info/faculty/n/nwheelwr/publications2.shtml (дата обращения: 16.10.2013).
2. Там же.
3. Там же.
4. Lieberman, D., Schaich Borg, J., Kiehl, K. A. Infection, incest, and iniquity: Investigating the neural correlates of disgust and morality. Journal of Cognitive Neuroscience, 20, 2008. URL: http://www.mitpressjournals.org/doi/abs/10.1162/jocn.2008.20109#.U1Q3Wvl_umU (дата обращения: 14.11.2013).
5. Там же.
6. Там же.
7. Там же.
8. Там же.
9. Там же.
10. Swain A. et al. Daxi antagonises sry action in mammalian sex determination. Nature 391, 18 April, 1998. URL: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/9486644 (дата обращения: 18.10.2013).
11. Jacobs T. Sex and Violence: Is Sex at the Psychological Root of War? / Personality and Social Psychology Bulletin 39, March, 2013. URL:http://psp.sagepub.com/content/39/3/279.full (дата обращения: 24.10.2013).

Оцените публикацию:
 (голосов: 0)
| Раздел Публикации » Курок В.В., 2 курс, магистратура (1) | написал watch_out | просмотров: 1847 |