Факультет истории, социологии и международных отношений (ФИСМО)

Кубанского Государственного университета

Логин:

Пароль:

| Лента публикаций

Курок В.В. Генетическое и историческое наследие испанских Габсбургов: влияние эффектов инбридинга на падение династии

Публикации » Курок В.В., 2 курс, магистратура (2)

Курок В.В.,
магистрант ФИСМО КубГУ


Генетическое и историческое наследие испанских Габсбургов:
влияние эффектов инбридинга на падение династии


Как известно, историк, исследуя и анализируя определённую историческую проблему, должен задаваться вопросом «почему». Почему вышло именно так, а не иначе? Почему сложилось так, что в данный период истории превалирующую роль сыграла личность этого человека? Почему именно это событие стало поводом к этой войне, а это – причиной? Какие альтернативные пути развития могли быть и почему история не пошла по их руслу? Так, вопрос «почему» становится своеобразным наконечником бура, который, направляемый разумом историка, впивается всё глубже в недра истории. Таким образом, историк может найти нетронутые ранее пласты полезных ископаемых истории, точнее, полезных знаний, похороненных доселе и ждущих до поры этого самого проницательного разума-бура, который сможет открыть и осветить их в истинном свете, позволить взглянуть в ретроспективе на истинную суть событий.

Суть межгосударственных конфликтов периода XVII–XVIII вв. заключалась в перестановке составляющих «европейского концерта». Были тенденции к ослаблению положения Франции, занимающей на тот момент главное положение в Европе, продолжалось вытеснение на второй план таких государств, задававших прежде тон, как Швеция и Польша. С другой стороны, на первый план выдвигались Великобритания и Россия, а также начинался передел сфер влияния между Пруссией и Австрией в рамках Священной Римской империи германской нации и Европы в целом.

Формально войны этой эпохи выглядели как конфликт между правящими (или претендующими на власть) династиями, но в реалии речь шла об утверждении государственных интересов, чаще всего имевших экономическую подоплеку, торговый интерес. Поэтому историки порой подчеркивают, что на смену войнам религиозным пришли войны торговые, в которых чисто меркантильный интерес был прикрыт династическими претензиями.

Война за испанское наследство началась, как и любая война между династиями, но вскоре этот конфликт вылился в первое масштабное столкновение Франции и Англии за доминанту не только на море, но и в колониальных владениях. Этот крупный европейский конфликт, начался в 1701 г. после смерти последнего испанского короля из династии Габсбургов, Карла II.

Но следует более пристально взглянуть на эту дату: 1 ноября 1700 года. Этого момента с трепетом ожидали европейские государи, имевшие притязания на испанский престол. Ведь Карл II скончался всего тридцати девяти лет от роду и не оставил после себя потомства.

Испания в XVI в., – мировая держава (наравне с Португалией), с которой считался каждый глобальный актор на планете на тот период, неожиданно стала «больным человеком Европы». Без её покровительства остались обширные земли, над которыми «никогда не заходило солнце». Испании на тот момент владела большей часть Италии, Южных Нидерландов (теперь Бельгия) в Европе, колонии в Южной, Центральной и Северной Америке, Африке, Канарские, Антильские и Филиппинские
острова [1].


Казалось бы суть любого конфликта Средневековья – борьба за власть, влияние и территории. Чтобы властвовать, чтобы осуществлять сильную независимую политику своего королевства, правителю необходимо крепкое здоровье, как разума, так и тела. Власть и сила были неотъемлемыми спутниками всех сильных государей средневековья. Если ты слаб – твоя судьба предрешена. И стервятники не заставят себя долго ждать. Так как же случилось, что последний представитель династии Габсбургов был не в состоянии даже иметь детей. Как же случилось так, что одна из мощнейших династий этой эпохи проиграла не на полях сражений, а зачахла на троне?

Известно, что испанская ветвь династии управляла Испанской империей с 1516 до 1700 гг. Под короной Габсбургов Испания достигла пика своего могущества и влияния в Европе, а испанская Империя – своего мирового апогея. Последним королём Габсбургов был Карл II, физически и умственно неполноценный и изуродованный своим генетическим наследием. Когда король умер в 1700 г., вместе с ним канул в лету и род испанских Габсбургов. В Испании была установлена власть династии французских Бурбонов. В исторической литературе часто выражается мнение, что явное превалирование родственных браков внутри династии способствовало исчезновению Габсбургов. Чтобы сохранить наследие в своих руках, Габсбурги всё чаще заключали внутренние браки между собой. В результате, всего в течение нескольких поколений, это привело к фатальному коэффициенту инбридинга, который послужил причиной увядания династии по мужской линии [2].

Для большей ясности стоит сделать краткий экскурс в генетику человека. Геном человека – это комбинация всех генов, которая обусловливает все аспекты нашего строения и внешнего вида. Эта комбинация разбросана по пакетам из 23 хромосомных пар. Нумерация хромосом происходит согласно порядку уменьшения их размера: от первой – самой большой пары, до самой маленькой 22-й. Однако, в этом наборе не учитываются половые хромосомы. А именно, две большие хромосомы X – у представителей женского пола, а так же набор из X и Y-хромосом – у представителей мужского. Относительно размерности, хромосома X стоит между 7-й и 8-й своими «коллегами», а вот хромосома
Y – наименьшая в геноме.


При помощи генетического кодирования в геном записываются все значимые события, произошедшие с нами за весь период эволюции. Эти записи уходят корнями вглубь времён геологических эпох. Существуют такие гены, которые не утрудились эволюционировать со времён простейших одноклеточных организмов кембрийского периода. Некоторые гены появились, когда наши пращуры не имели ещё конечностей, во времена, когда разнообразие жизни составляли различные популяции древних видов рыб и червей. А закрепление других генов было спровоцировано в ответ на ужасные эпидемии прошлого. Также существуют гены, по которым возможно отследить миграции народов древности. Геном человека – это своеобразная летопись, и по некоторым оценкам, началась она около четырех миллиардов лет тому назад и будет длиться, пока существует наш вид.

Следует, однако, разъяснить один момент: мутация и генетическое заболевание не являются синонимами. Лишь в небольшом количестве ген, вследствие тех или иных мутаций, наступает сбой в работе гена, который приводит к заболеванию. В подавляющем количестве остальных случаев мутации гена не делает его дефектным, но всего лишь другим. Нельзя сказать, что ген, изменяющий цвет глаз на голубой – это дефектный ген изначально карего цвета глаз. Также нельзя сказать, что ген рыжих волос – это поломанный ген, отвечающий за пигментацию волос каштанового цвета. Данные гены называются аллелями и являются альтернативными вариациями. Эти вариации одного и того же гена не связаны ни с вредом, ни пользой для организма – они лишь отличаются друг от друга.

Удивительное дело, если открыть каталог человеческого генома, то вместо перечня потенциалов и способностей можно увидеть длинный список генетических нарушений, названия которых складываются из двух-трех фамилий западных врачей. Один ген отвечает за болезнь Нимана-Пика, другой провоцирует синдром Вольфа-Хиршхорна. И еще много им подобных генов, которые являются причинами нарушений со сложными названиями. Отсюда можно предположить, что гены являются чем-то вроде скрытых, встроенных в генофонд вирусов, возбудителей болезней. На страницах медицинских исследований в интернете можно найти такие пугающие заголовки как: «Открыты гены, отвечающие за психические отклонения», «Выявлен ген ранней дистонии, рака почек», «Исследователи группы ... установили связь между аутизмом и геном, отвечающим за перенос серотонина», «Выявлен ген заболевания Альцгеймера», «Генетическое обоснование маниакального поведения» и другие.

Так вот судьба несчастного короля Карл II была так же предрешена генами. Король стал лишь невинной жертвой, солдатом, пострадавшим от глобальных интриг стоящих за кулисами истории политиканов. Только не войны человеческой, а совсем другой, войны которую уже миллионы лет ведут гены на своём древнем поле и по своим правилам, о коих мы даже не подозреваем.

Последний из испанских Габсбургов не дожил до тридцать девятого дня рождения. Карл II был наделён ярко выраженными наследственными приметами. А именно, так называемой «габсбургской губой» и гипертрофированной нижней челюстью, которая мешала монарху нормально разжевывать пищу. Доставшиеся от предков гены проявились в усиленной, утрированной форме из-за кровосмешения у родителей и предков короля.

Карла II ещё называли Околдованным (El Hechizado). Также это можно перевести как «завороженный» или «одержимый», так как такая болезнь и «безобразие», как верили в то время, могли быть вызваны сглазом или злыми чарами [3]. Придворный папский нунций в Мадриде оставил описание монарха уже в зрелом возрасте: «Он скорее небольшого роста, нежели высок; хрупок, худощав; лицо его в целом некрасиво; длинношеий, с широким лицом и подбородком с характерной габсбургской нижней губой… Юный король выглядит меланхоличным и даже порой удивленным… Он не в состоянии держать себя прямо при ходьбе, если только не опирается о стену, за стол или за кого-нибудь. Похоже, он так же слаб как телесно, так и разумно. И хотя иногда он проявляет признаки ума, памяти и достаточной живости, но… обычно он пребывает в апатии, вялости и кажется тупым. С ним имеется возможным можно делать все, что душе угодно, ибо своей воли у монарха нет» [4].

Карл II нередко терял сознание от обмороков, панически боялся даже небольших сквозняков… с утра в его моче обнаруживалась кровь… он страдал от конвульсий, его мучили галлюцинации… проронил первые слова по наступлении лишь четырёхлетнего возраста и только в восемь – начал ходить. Вследствие особого строения губ, рот короля всегда оставался слюняв и он с трудом мог принимать пищу. Отсталый как умом, так и телом, король так же являлся обладателем непропорциональных размеров головы…и вдобавок ко всему имел скверное воспитание [4].

Как видно из описания, Карл II, последний царь из испанской династии Габсбургов, был наделён как физическими, так и умственными отклонениями, страдал от ряда различных заболеваний в течение всей своей жизни [5], от чего и был «Одержимым».

Несчастный король был лишь заложником давней традиции, положенной королевским родом. В свете знаний современной клинической генетики и на базе информации, собранной историками о здоровье Карла II, было поставлен диагноз относительно происхождения его болезни. Некоторые из проблем со здоровьем Карла II могли быть с большой вероятностью вызваны воздействием вредных рецессивных генов, учитывая его высокий коэффициент инбридинга 25,4% аутосомных ген, являющихся скорее всего гомозиготными. В свете этой информации, одновременное возникновение у Карла II двух генетических нарушений, определенных рецессивными аллелями, в сочетании с дефицитом гормонов гипофиза и ацидоза дистальных почечных канальцев, может объяснить большую часть его комплексного клинического профиля.

У основателя испанской династии Габсбургов Филиппа I «коэффициент инбридинга» составлял 0,025. То есть 2,5 процента его генов возникли вследствие кровосмесительных союзов. У Карла «Зачарованного» этот коэффициент равнялся 0,254–0,255. А это значит, что каждый четвертый ген монарха был идентичен гену матери или отца, что может быть приравнено к рождению ребёнка от союза брата и сестры или отца/матери с собственными чадами. У остальных представителей королевского рода этот коэффициент не превосходил 0,2 процента. Скорее всего, данный показатель коррелирует с высокой детской смертностью (50 процентов монарших детей не переживала своего первого года) [6].

Смертность инфантов и детей среди Габсбургов была очень высока. Начиная с 1527 и до 1661 гг., когда родились Филипп II и Карл II соответственно, у испанской королевской семьи было 34 ребёнка,
10 (29,4%) из них умерло, не достигнув возраста одного года, и 17 (50,0%) из этих детей умерло, не достигнув десятилетнего возраста [7]. Эти показатели, безусловно, выше, чем уровень смертности, зарегистрированный в испанских деревнях того же периода, которые включали в себя семьи, принадлежащие к широкому кругу социальных классов и где, например, детская смертность была примерно 20% [7]. Эти данные позволяют предположить, что инбридинг, ставший следствием череды единокровных браков, имел негативное отражение для инфантов и детей Габсбургов.


Бесплодие Карла II как бы являлось природным механизмом, удерживающим такие мутации от передачи последующим поколениям, по крайней мере, по его линии.

Браки между родственниками привели, в конце концов, к вырождению одной из самых мощных европейских династий – Габсбургов, которые вплоть до 1806 г. считали себя преемниками древнеримских императоров и гордо именовали свою державу Священной Римской империей.

В конечном итоге бездетность Карла II и привела к тому, что претендентами на испанскую корону и ее владения в Америке и Азии выступили как австрийские Габсбурги, так и французские Бурбоны, также состоявшие в родстве с несчастным королем.

Смерть Карла II и отсутствие у него наследников, ввиду совокупности генетических мутаций, вызванных эффектами инбридинга, спровоцировали начало войны за Испанское наследство
(1701–1714 гг.), дестабилизировав старый баланс сил, и повлекли за собой изменения баланса сил межгосударственных отношений в Европе в XVII–XVIII веках.


Библиографические ссылки


1. War of the Spanish Succession Encyclopædia Britannica, 11th ed. London: Cambridge University Press, 1911.
URL: http://en.wikisource.org/wiki/1911_Encyclop%C3%A6dia_Britannica (дата обращения: 17. 01. 2014).
2. Gonzalo Alvarez, Francisco C. Ceballos, Celsa Quinteiro. “The Role of Inbreeding in the Extinction of a European Royal Dynasty”. PLOSOne, April 15, 2009. URL: http://www.plosone.org/article/info%3Adoi%2F10.1371%2Fjournal.pone.0005174 (дата обращения: 19.01.2014).
3. Dominguez Antonio Ortiz, «Testamento de Carlos II», URL: http://www.iberlibro.com/TESTAMENTO-CARLOS-Introducci%C3%B3n-Antonio-Dominguez-Ortiz/9539228520/bd (дата обращения: 21.01.2014).
4. Gabriel Maura Gamazo «Carlos II у su Corte», URL: http://catalog.hathitrust.org/Record/009844925 (дата обращения: 22.01.2014).
5. Gargantilla Madera, Pedro. Enfermedades de los reyes de España, los Austrias: de la locura de Juana a la impotencia de Carlos II el Hechizado. Madrid: Esfera de los Libros, 2005. URL: http://search.library.wisc.edu/catalog/citation?id=ocm60831955 (дата обращения: 23.01.2014).
6. Cavalli-Sforza LL, Moroni A, Zei G. Consanguinity, inbreeding, and genetic drift in Italy. New Jersey, 2004.
URL: http://catalog.mpi.nl/Record/PLI01000000000000000131423 (дата обращения: 15.02.2014).
7. Bennassar B (2000) La España de los Austrias (1516–1700). Barcelona, 2008.
URL: http://www.us.es/ger/estudios/grados/plan_166/asignatura_1660026/proyecto_944578 (дата обращения: 02.02.2014).

Оцените публикацию:
 (голосов: 0)
| Раздел Публикации » Курок В.В., 2 курс, магистратура (2) | написал watch_out | просмотров: 1248 |