Факультет истории, социологии и международных отношений (ФИСМО)

Кубанского Государственного университета

Логин:

Пароль:

| Лента публикаций

Статья Новоселовой О.В., магистрант, II курс (3)

Публикации » Новоселова О.В., 2 курс, магистратура (3)

Новоселова О.В.

II курс, магистратура ФИСМО


Языковой вопрос в провинции Квебек (Канада)


Вопрос о сохранении французского языка, об угрозе культурной ассимиляции франко-канадцев со стороны англоязычного, американизированного окружения представляет собой один из существенных факторов, лежащих в основе квебекского сепаратизма. В самой провинции картина в 1970-х гг. стала ещё тревожнее по причине резкого сокращения рождаемости среди франко-канадского населения, для которых на протяжении длительного периода был характерен высокий естественный прирост населения.

В Квебеке на данный момент только один государственный язык – французский, несмотря на общее канадское двуязычие. Основополагающие принципы языковой политики в Квебеке записаны в канадской конституции. В качестве основной цели провозглашено определение на территории Квебека статуса французского языка и его взаимоотношений с английским языком, автохтонными и иммигрантскими языками.

Однако, говоря о современном положении французского языка, не следует забывать те сложности, которые возникали в последние десятилетия между федеральными и провинциальными властями при достижении хотя бы видимого компромисса.

Ища предпосылки языковой конфронтации в Канаде, необходимо вспомнить языковой вопрос в провинции Манитоба – политический кризис, который стал результатом кровавого межэтнического противостояния в Канаде второй половины XIX в. Кризис разразился в результате политики ассимиляции, развёрнутой англо-канадскими силами, ориентированными на Британскую империю против франко-канадского населения страны. Результатом противостояния, проходившего в несколько этапов, стало подавление и постепенное исчезновение французского языка в Западной Канаде и параллельный рост квебекского национализма на востоке страны. Упадок французского языка и культуры в Западной Канаде привёл к резкой этнически-языковой мобилизации внутри Квебека, которая сохраняется до наших дней.

Помимо проблем в Манитобе необходимо упомянуть печально известную 17-ю поправку [1] – дискриминационный закон, направленный против использования французского языка в образовательной системе провинции Онтарио, изданный в 1912 г. консервативным правительством Джеймса Уитни. Закон запрещал использование французского языка как основного средства преподавания после 1 класса, и вообще как предмет после 4 класса. Впоследствии франкоязычная ассамблея Онтарио опротестовала закон, который так до конца и не был принят и был полностью ликвидирован к 1927 г.

При исследовании проблемы современного положения французского языка, необходимо отменить несколько документов, предшествующих принятию нынешнего основополагающего закона о статусе французского языка в провинции Квебек.

Закон о поощрении французского языка в Квебеке («Акт 63» или «Билль 63») [2], который был принят в 1969 г. правительством Жан-Жака Бертрана, представлял собой закон об употреблении французского языка в провинции Квебек. Он был направлен на закрепление свободного выбора в сфере образования. Необходимость принятия этого закона была вызвана волной споров и насилия, которая разразилась в результате требований католического совета в городе Сен-Леонар отдавать детей иммигрантов, преимущественно итальянского происхождения, во французские школы. Второй раздел билля сделал образование на английском языке доступным для выбора всех желающих. Однако закон предусматривал требование, чтобы все ученики, заканчивающие английские школы, имели при выпуске практическое знание французского языка. Кроме того, Министерство просвещения обязалось сделать курсы французского языка доступными для всех иммигрантов, прибывающих в Квебек. Этот законопроект должен был положить начало ряду законотворческих актов, направленных на закрепление французского языка в школе.

Однако закон не оправдал надежды многих граждан, среди которых было подавляющее число квебекских националистов, требовавших, чтобы французский язык стал общим и главным языком в провинции. Основная критика закона состояла в том, что он сохранял существовавшую на тот момент систему образования, согласно которой все жители Квебека могли отправить своих детей в школы, где преподавание велось на французском и английском языках. Впоследствии, Билль 63 был заменен правительством Робера Бурассы на Закон 22.

Закон официального языка, или Закон 22 [3], был принят Национальной Ассамблеей Квебека в 1974 г. Был отменен три года спустя, с принятием Хартии французского языка. После представления доклада Комиссии по расследованию положения в области французского языка и языковых прав в Квебеке, либеральное правительство Роберта Борасса приняло Закон 22, который сделал французский единственным официальным языком в Квебеке.

Закон сделал французский язык официальным в ряде сфер:

–язык законодательства и судопроизводства (предпочтение отдается тексту на французском языке в случае неопределенности);
–язык государственного управления и делопроизводства (официальные документы должны были быть написаны на государственном языке);
–язык государственных компаний и должностей (обязанность предлагать свои услуги на официальном языке);
–деловой язык (использование языка требуется в коммерческих отношениях);
–образование на французском языке.


Кроме того, закон создал Квебекскую службу французского языка, которая должна была консультировать правительство и руководить программой сертификации по французскому языку.

Однако споры вокруг языкового вопроса в конечном итоге привели Рене Левека, главу квебекского правительства, к принятию Закона 101, или Хартии французского языка [4], который был предложен министром культурного развития Квебека Камилем Лореном, и окончательно одобрен указом премьера 26 августа 1977 г. Главной долгосрочной целью закона была защита франкоязычного населения Квебека от ассимиляции и поощрение интеграции иммигрантов в культуру франкоканадского большинства провинции.

Закон предусматривает, что Национальное Ассамблея Квебека «стремится сделать французский языком делопроизводства, а также повседневной жизни, образования, связи, торговли и бизнеса» [5].

В преамбуле отмечается, что Национальная Ассамблея намерена добиваться достижения этой цели в духе справедливости и открытости, уважения к англоязычным государственным институтам общин Квебека, а также к языкам этнических меньшинств, в нем признается их ценный вклад в развитие Квебека. Национальная Ассамблея «признает американских индейцев и инуитов Квебека коренными жителями страны, имеющими право сохранять и развивать свой язык и культуру» [6].

Хартия состоит из девяти глав. Глава первая провозглашает французский язык единственным государственным языком провинции Квебек на местном уровне, а также признает французский единственным официальным языком в следующих сферах жизни общества: законодательство, юриспруденция, администрация, работа, коммерция, образование и прочие.

Все вывески, рекламные щиты, названия улиц и дорожные знаки должны быть на французском языке. Английским языком можно пользоваться по желанию, при условии, что размер английских букв не превышает 3/4 от размера французских. Любопытно, что вывески на других языках (в том числе и на русском) можно выставлять без ограничений размера, при условии присутствии параллельного английского текста.

Рабочим языком в крупных и средних предприятиях Квебека должен быть французский язык.

Дети франко-канадцев и иммигрантов-аллофонов должны ходить во французские школы.

Глава вторая определяет пять основных прав языка в Квебеке:

–право каждого лица всех ветвей власти, профессиональных ассоциаций, объединений работников и предприятий, расположенных в провинции Квебек использовать французский язык.
–право каждого человека говорить по-французски на совещательных собраниях.
–право работников осуществлять свою деятельность на французском языке.
–право потребителей на получение информации и обслуживания на французском языке.
–право лиц на получение образования в провинции на французском языке.


Глава третья закрепляет положение Квебекской службы французского языка – правительственного учреждения, основанного в 1961 г. Данная организация сначала должна была улучшить качество французского языка в Квебеке. Закон 63 1969 г. в свое время расширил её полномочия, доверив ей право на обследования и рекомендации. Закон об официальном языке (или Закон 22) 1974 г. заменил её на Управление языка с расширенными полномочиями, которое должно было следить за применением и уважением языка. Хартия французского языка (или Закон 101) учредила, наконец, три организации: Службу, уполномоченную по программам офранцуживания и терминологическим работам, Совет, оценивающий языковую ситуацию, и Наблюдательную комиссию – настоящую языковую полицию, занимающуюся нарушениями закона.

Глава четвертая учреждала Высший совет французского языка, являющийся консультативным советом в Квебеке. В статье 187 главы четвертой Хартии говорится, что Высший совет должен «консультировать министра, ответственного за выполнение Хартии французского языка на любой вопрос относительно французского языка в Квебеке» [7]. Она работает в тесном сотрудничестве с аналогичными органами во Франции, Бельгии и Швейцарии.

Главы пятая и шестая определяли положения уголовного законодательства и административных санкций.

В соответствии с законодательством, Хартия сделала французский единственным языком официального общения с правительством Квебека и компаниями, ведущими бизнес в Квебеке. При этом закон требовал, чтобы правительство Квебека, все окологосударственные организации и предприятия всех уровней общались в основном по-французски с гражданами Квебека. На сегодняшний день французский скорее язык органов государственного управления и общественности, но нельзя сказать, что в частном секторе он занял доминирующее положение. Несмотря на успех французских языковых программ, английский язык по-прежнему играет огромную роль в жизни многих рабочих в провинции Квебек. В 1990-е гг. появилось двуязычия на рабочих местах, и даже прерогативное использование английского языка в нескольких новых секторах экономики, которые ранее не существовали в Квебеке, такие как высокотехнологичные отрасли.

При составлении проекта Хартии, парламенту Квебека пришлось рассматривать конституционные гарантии и исторические права уже признанных англоязычных, а также коренных народов. Согласно этому Хартия включает в себя несколько гарантий для использования в провинции других языков, кроме французского. Например, закон предусматривает, что:

–законы публикуются на английском языке в дополнение к французскому, причем оба текста должны быть признаны должностным лицом;
–население может обратиться в суд на английском языке;
–решения судов доступны на французском или английском языках по просьбе любой из сторон;
–Хартия французского языка не применяется в отношении индейских резерваций [8].


Первый вариант законопроекта был предметом споров в отношении регулирования употребления других языков в коммерческой рекламе, так как Хартия предусматривала введение единоязычия для всех наружных знаков. После решения Верховного суда Канады, это положение было изменено в пользу либералов в 1988 г. Знаки теперь могли быть размещены на любом языке, при условии, что французский язык должен является преобладающим (на практике это означало, что французском текста должно было быть существенно больше, чем текста на другом языке). Однако часть положений, внесенных в хартию в 1988 г. была признана противоправной Комитетом по правам человека ООН в 1993 г. [9]

Вопрос регулирования использования языка в коммерческой рекламе отвлекал внимание общественности от других не менее важных частей этого закона, в том числе тех, которые оговаривали языковую реформу в сфере образования. В бесплатные школы с английским языком обучения стали принимать лишь тех, у кого, по крайней мере, один из родителей посещал английскую школу в Квебеке или Канаде. Также родители могли отдать ребёнка в частную школу с английским языком обучения при условии отсутствия у неё государственного финансирования.

Хартия была с восторгом воспринята франкоязычным большинством Квебека. Англо-квебекцы и аллофоны, не желающие мириться с подобной ситуацией, начали массово покидать провинцию. Параллельно Монреаль утратил свой статус города номер один в Канаде и уступил его Торонто, куда направилась основная масса эмигрантов.

Юридический спор о языковой политике Квебека начался вскоре после вступления в силу Хартии французского языка. Её принятие Национальной Ассамблеей вызвало юридические битвы, которые все еще продолжаются.

В деле [10] Генерального прокурора Квебека против Питера Макфарлейна Блэки, являющегося видным канадским адвокатом, было заявлено, что некоторые положения Хартии нарушают конституционное законодательство. Суд постановил, что некоторые положения Хартии Квебека французского языка, требующей, чтобы все местные законы принимались только на французском языке, являются нарушением статьи 133 Закона о Конституции 1867 г. Суд установил, что статья 133, которая требует, чтобы все акты печатались и публиковались на французском и английском языках, применялась ко всем законодательно-нормативным актам.

Дело [11] Форда против Квебека является важной вехой в истории судопроизводства Канады, так как по решению суда части Хартии французского языка были признаны недействительными. Хартия ограничивала использование коммерческих надписей на языках, кроме французского. Суд постановил, что таким образом была нарушена свобода выражения мнения, гарантированная Канадской хартией прав и свобод [12].

Суд счел, что положения Хартии нарушают свободу выражения мнений, охраняемую разделом вторым Канадской хартии прав и свобод, и что это нарушение не может быть оправдано главой первой Хартии французского языка. Было установлено, что Хартия также является нарушением статьи третьей Квебекской хартии прав человека и свобод [13]. Суд посчитал, что основная цель закона о защите французского не может служить оправданием запрещения свободного использования других языков.

В августе 2007 г. Апелляционный суд Квебека постановил, что часть языкового законодательства провинции является незаконной. Судебное дело относится к законопроекту 104 [14] 2002 г., поправке к Хартии. Она была принята, чтобы помешать поступлению в английские школы учеников, ушедших на, по крайней мере, один год в несубсидируемое частное образовательное учреждение. Закон был принят единогласно в провинциальных законодательных органах. Однако ограничение использования английского языка в сфере образования противоречит Хартии прав и свобод [15].

Вердикт Апелляционного суда отменил закон 104, считая, что студенты имеют право на поступление в англоговорящие образовательные учреждения, даже если они в течение не менее 1 года проходили в английской частной академии. Квебек правительство немедленно объявило о своем намерении обжаловать это решение в Верховном суде Канады, что и было сделано. Судебные споры и разбирательства продолжаются и сейчас.

Подводя итоги, можно сделать вывод, что все стремления квебекцев установить на территории провинции господство французского языка наталкиваются на правовые преграды. Требования использования только французского языка в общественной и политической деятельности провинции априори терпят фиаско, так как с юридической точки зрения отрицают основополагающие принципы свободы прав человека, учитывая, что население Квебека этнически неоднородно, а национальные меньшинства имеют право на сохранение родного языка и культуры.

Вероятнее всего, языковой вопрос будет оставаться открытым вплоть до возможного отделения Квебека. Желание провинции вытеснить второй государственный язык огромного государства из всех сфер политической жизни, похоже, совершенно невозможно.

Примечания

1.Règlement 17 (17-я поправка). URL: http://www.tlfq.ulaval.ca/axl/amnord/ontario_ reglement17.htm. (Дата обращения 06.04.2013).
2.Loi pour promouvoir la langue française au Québec ou Loi 63 (Закон о поощрении французского языка в Квебеке или Закон 63). URL: http://www.olf.gouv.qc.ca/charte/ reperes/loi_63.pdf. (Дата обращения 23.04.2013)
3.Loi 22 ( Закон 22). URL: http://www.oqlf.gouv.qc.ca/charte/reperes/Loi_22.pdf. (Дата обращения 04.04.2013).
4.Charte de la langue française (Хартия французского языка). URL: http://www.oqlf. gouv.qc.ca/ charte/charte/ index.html#statut. (04.04.2013).
5.Там же.
6.Там же.
7.Там же.
8.Там же.
9.Human Rights Committee/ Forty-Seven Session/ Ballantyne, Davidson, McIntyre v. Canada (Комитет по правам человека/ 47-ая сессия/ Балантайн, Дэвидсон, Макинтайр против Канады). URL: http://www1.umn.edu/humanrts/undocs/html/359-358-1989/html. (Дата обращения: 06.04.2013).
10.Attorney General of Quebec v. Blaikie (Генеральный прокурор Квебека против Блэки). URL: http://csc.lexum. umontreal.ca/en/1981/1981scr1312/1981 scr1-312.html. (Дата обращения 04.04.2013).
11.Ford v. Quebec (Attorney General) (Форд против Квебека). URL: http://csc.lexum. umontreal.ca/en/1988/1988scr2-712/1988scr2-712.html. (Дата обращения 04.04.2013).
12.Charte canadienne des droits et libertés (Канадская хартия прав и свобод). URL: http://lois. justice.gc.ca/fr/charte/index.html. (Дата обращения 05.04.2013).
13.Charte des droits et libertés de la personne (Квебекская хартия прав и свобод человека). URL: http:// www.canlii.org/fr/qc/legis/lois/lrq-c-c-12/derniere/lrq-c-c-12.html. (Дата обращения 05.04.2013).
14.Loi 104 ou Loi modifiant la Charte de la langue française (Закон 104 или Закон об изменении Хартии француз¬ского языка). URL: http://www2.publicationsduquebec. gouv.qc.ca/dynamicSearch/telecharge,php?type=5&file=2002C2F.PDF. (04.04.2013).
15.Charte canadienne des droits et libertés (Канадская хартия прав и свобод). URL: http://lois. justice.gc.ca/fr/ charte/index.html. (Дата обращения 05.04.2013).

Оцените публикацию:
 (голосов: 1)
| Раздел Публикации » Новоселова О.В., 2 курс, магистратура (3) | написал watch_out | просмотров: 1268 |