Факультет истории, социологии и международных отношений (ФИСМО)

Кубанского Государственного университета

Логин:

Пароль:

| Лента публикаций

Статья Новоселовой О.В., магистрант, II курс (2)

Публикации » Новоселова О.В., 2 курс, магистратура (2)

Новоселова О.В.

II курс, магистратура ФИСМО


«Тихая революция» в Квебеке (1960-е гг.) и
десятилетие после нее


Тихая революция (фр. Révolution tranquille, англ. Quiet Revolution) — цепь политических и социально-экономических событий в Канаде 1960 гг., заставившая канадцев и мировую общественность по-новому взглянуть на этническую картину канадского государства и в первую очередь пересмотреть отношения между главными его составляющими: англо-канадцами и франко-канадской общиной. Важные трансформации затронули в первую очередь все стороны жизни и быта преимущественно франкоязычной канадской провинции Квебек, вставшей на путь модернизации и сознательного поиска чёткой национальной самоидентификации.

Однако половинчатость и недостаточность этих реформ, сохранение экономического неравноправия франко-канадцев привели к росту недовольства среди трудящихся и части франко-канадской буржуазии, стремящейся к укреплению своих позиций в борьбе с англо-канадскими конкурентами.

Среди канадских историков нет, конечно, единого мнения насчет даты начала революции. Предпосылки к «революции» существовали на протяжении всего периода британского правления этой части Северной Америки после того, как Новая Франция стала частью Британской империи в 1763 г. Уже тогда стали очевидны различия в менталитете обоих народов, а ярко выраженная англофобия во Франции вызвала развитие ответной галлофобии в Британии и особенно в её американских владениях: США и Канаде. Так или иначе, конфронтация между англо- и франко-канадцами имела место на протяжении всего периода.

Окончательно терпение франко-канадцев было исчерпано к 1960 г., когда Жан Лесаж, победивший на выборах в Квебеке, инициировал серию либеральных реформ.

Революция началась со «Ста дней Поля Сове» — реформ (вывод образования из-под опеки церкви), начатых при кратковременном правлении консервативного премьера Поля Сове в 1959 г., и вылившихся после поражения консерваторов в широкомасштабные преобразования, осуществлённые Либеральным провинциальным правительством Жана Лесажа (1960—1966 гг.). Реформы положили конец эпохе авторитарного правления премьера Мориса Дюплесси, известной как «Великая тьма» (ограничение прав и свобод человека).

Консервативный Дюплесси, тогдашний лидер национального союза, в то время установил, пусть и не абсолютный, но всё же достаточно крепкий контроль над экономической и социальной сферой жизни квебекцев-франкофонов. Католическая церковь тогда выполняла роль цензуры, составляя перечень запрещённой литературы (Indех Librorum Prohibitorum). Католической церкви также были подконтрольны образовательные (франкоязычные) учреждения Квебека, равно как и большинство сектора здравоохранения (включая больницы, детские дома и пр.) Важной вехой в подготовке к реформам стала также публикация «Les insolences du Frere Untel» [1] (Невежества некоего братца), в которой жёсткой критике подверглась на том момент почти всемогущая Католическая церковь Квебека.

Смерть Мориса Дюплесси в 1959 г., и последовавшая за этим кончина Поля Сове послужили сигналом к началу эволюционных перемен в квебекском обществе. Спустя год после смерти Дюплесси, большинство мест в Национальной Ассмблее, парламенте Квебека, получили либералы, чьи лозунги «Станьте хозяевами своего дома» (Maîtres chez nous) и «Переменам быть!» (Il faut que ça change) захватили умы и сердца квебекцев.

Анализируя события и усилия либеральной партии в ходе «революции», можно выделить некоторые ее особенности:

-«тихая революция» носила относительно мирный, эволюционный характер, хотя не обошлось и без жертв;
-«тихая революция» затронула все население провинции Квебек и фактически привела к формированию самоопределившейся нации внутри федеративной Канады — квебекцев;
-«революция» сопровождалась стремительной секуляризацией (вплоть до атеизма) франко-канадского сообщества и резким демографическим переходом;
-сглаживание этнического дисбаланса в провинции, при котором политико-экономическая власть была практически полностью сосредоточена в руках небольшого англоязычного меньшинства в пользу франкоязычного большинства.


Видимыми последствиями «революции» можно было считать:

-создание в Квебеке Министерства образования и крупные инвестиции в образовательную систему провинции;
-создание мощной сети профсоюзов в Квебеке для защиты от частных эксплуататоров, особенно в контексте этнической стратификации рабочей силы в провинции;
-интенсивное национальное строительство в провинции, получившей широкие внутренние полномочия и, по словам националистов, фактически консолидировавшуюся в нацию, являющуюся частью Канады только в таможенно-экономическом смысле (но и в этом случае для провинции гораздо важней торговые отношения с США, куда направляются 85% экспортной продукции Квебека, а соседние канадские провинции скорее конкуренты в этой торговле);
-национализация энергетического сектора провинции (в том числе распределения);
-cмещением основы этнокультурного самоопределения квебекцев с религиозной сферы (католичество) в акцентированную языковую (французский язык) (в отличие от франко-канадских эмигрантов и их потомков в соседней Новой Англии;
-принуждение новоприбывших в провинцию Квебек эмигрантов к принятию главенства французского языка над английским, лишение эмигрантов англофонов прав и возможностей отдавать своих детей в обучение в государственные школы Квебека с английским языком преподавания (насильственная ассимиляция), постоянное сокращение финансирования образования на английском языке, другие виды скрытого выдавливания англоязычного населения Канады из провинции Квебек;
-бегство англо-канадского капитала в провинцию Онтарио, что явилось основой интенсивного строительства Области Большого Торонто.


Дата окончания «революции» также с трудом поддаётся точной констатации, однако принято считать, что революция завершилась до Октябрьского кризиса 1970 г., когда возникшая в конце 1960 гг. мелкобуржуазная экстремистская организация «Фронт освобождения Квебека» перешла к террористическим действиям. В октябре 1970 г. ею были похищены британский дипломат Джеймс Ричард Кросс и министр провинциального правительства (либералов) Пьер Лапорт, причем последний был вскоре убит. Кризис 1970 г., вызванного действиями ультралевых сепаратистов, федеральные власти без особых колебаний объявили Квебек на чрезвычайном военном положении, ввели в провинцию войска и попытались массовыми репрессиями разгромить прогрессивное крыло франко-канадского национального движения).

К 1970 гг. развитие хозяйственного сектора, контролируемого провинциальными властями и франко-канадской буржуазией, получило дополнительный стимулы в результате как политики, проводимой администрацией квебекский либералов, так и ряда существенных уступок Квебеку, сделанных федеральным правительством в значительной степени под влиянием требований франко-канадцев. Провинция стала крупнейшим получателем федеральных ассигнований по линии министерства регионального экономического развития. Созданная в 1971 г. в Оттаве государственная Корпорация промышленного развития также имела право на преимущественное субсидирование промышленного строительства в Квебеке. В целом в 1970-х гг. Квебек получал из федеральной казны в разной форме около 1 млрд. долларов в год. Это была своего рода «плата» со стороны федеральных властей, англо-канадского капитала провинции Квебек, рассчитанная на то, чтобы нейтрализовать франко-канадской национальное движение. Однако все эти новые тенденции в экономическом развитии Квебека не изменили коренным образом ситуацию: экономика Квебека продолжала сохранять полузависимый характер, что отрицательно сказывалось на развитии провинции в целом и порождало сложные социальные и политические проблемы.

«В конце 1960-х гг. франкоязычные жители, составляя 1/3 населения страны, занимали лишь 6,7% наиболее престижных и высокооплачиваемых должностей в канадском деловом «истеблишменте». В начале 1970-х гг. в списке 775 главных заправил бизнеса, представлявших экономическую элиту страны, англо-канадцы составляли 86,2%, франко-канадцы – 8,4%, остальные этнические группы – 5,4%. Доходы проживающих в Квебеке англоязычных жителей были на 40 % выше среднего уровня по провинции. Специальное исследование 1969 г. показало, что из 14 проживающих в Квебеке этнических групп 11 стояли по уровню доходов выше основного населения провинции – франко-канадцев. Ниже их имели доходы только итальянские иммигранты и индейцы»[2].

Положение мало изменилось и в 1970-х гг. Уровень безработицы, инфляция, нищета стали проявляться в Квебеке в гораздо более острых и уродливых формах, отражая тем самым экономическое положение провинции в системе канадской федерации и положение франко-канадской нации. На протяжении последних десятилетий Квебек имеет один из самых высоких уровней безработицы по сравнению с остальной частью страны. В провинции, где сосредоточено 25% наемной рабочей силы страны, находилось 40% всех безработных Канады.

Приниженное положение франко-канадцев в социально-экономической сфере закреплялось и всей системой образования, сложившейся в провинции и за её пределами. Длительные общая отсталость и господство церкви привели к тому, что Квебек до 1970-х гг. имел самую отсталую систему школьного и университетского образования. Позже положение стало выправляться. В провинции была создана сеть средних профессионально-технических заведений, открылся ряд новых университетов, в программах которых теология и гуманитарные дисциплины стали уступать место естественным наукам и коммерческо-управленческим дисциплинам. Однако рост числа франко-канадцев с высшим и средним профессиональным образованием лишь ещё больше обострил и обнажил проблему доступа франко-канадцев к непосредственному управлению делами провинции.

С приходом к власти правительства Трюдо канадские либералы были вынуждены вплотную заняться проблемой Квебека, где ситуация была взрывоопасной. «Основой практической программы политики либералов стали рекомендации закончившей свою работу в конце 1960-х гг. специальной королевской комиссии по двуязычию и двум культурам, которая констатировала, что «Канада в настоящее время переживает самый крупный кризис за всю её историю» и причиной этого кризиса является проблема Квебека»[3]. Главный принцип в основе либеральной концепции федерализма – принцип «одна страна – одна нация». Эта формула полностью отрицает существование франко-канадской нации, этническую специфику провинции Квебек, а также двунациональный характер канадского государства.

Сам Трюдо считал, что в Канаде есть только одна нация – «канадцы», говорящая на разных языках. Для Трюдо и его сторонников не существовало проблемы национального неравенства, проблемы неравенства социального. В своей книге П. Трюдо вообще объявил Канаду «бесклассовым» обществом. Признание «мозаичного» характера населения Канады и предоставление различным группам некоего подобия «культурной автономии», опять же во имя единства, – вот тот предел, до которого должна распространяться, по мнению Трюдо, национальная политика.

Такой подход к национальным проблемам нашёл выражение в выдвинутой правительством либералов программе «мультикультуризма на двуязычной основе» и в лозунге создания плюралистического общества в Канаде.

Выступая в 1971 г. в парламенте с обоснованием этой программы, Трюдо так изложил её основную направленность: «Политика мультикультуризма на двуязычной основе представляется правительству наиболее подходящим средством обеспечения культурной свободы канадцев. Такая политика должна помочь покончить с дискриминационным отношением и культурной подозрительностью… восстановить изначальное доверие и создать базу общества, основанного на «честной игре для всех»[4].

Попытка снять с повестки дня вопрос о взаимоотношениях двух основных наций в стране, свести франко-канадский вопрос к культурно-лингвистической проблеме и уравнять проблему Квебека с обычными региональными проблемами не увенчалась успехом. Правительству либералов пришлось заняться проблемой устранения неравенства франко-канадцев и некоторого улучшения положения провинции Квебек по сравнению с остальной частью страны. Наибольшие усилия были предприняты правящими кругами в области языковой политики. Первым крупным шагом правительства либералов было проведение через парламент Закона об официальных языках, который вступил в силу 7 сентября 1969 г. Закон гласит, что «английский и французский языки являются официальными языками Канады и в плане пользованиями ими обладают равными статусами и правами» [5]. Однако правительство пояснило, что термин «официальный» имеет значение только в смысле признания этого языка, как средства коммуникации, а не для выражения какого-либо национального или культурного начала. Действие нового закона было ограничено главным образом системой федеральный государственных институтов. Закон предусматривал издание всех документов на двух языках и отправление государственной службы на языке, который предпочитают сами граждане. С целью претворения закона в жизнь в стране на протяжении 1970-х гг. действовала «программа по развитию двуязычия». Ежегодные расходы федеральных властей на обучение второму языку составляли около 80 млн. долларов из общего бюджета программы двуязычия около 100 млн. долларов.

Введение частичного двуязычия и некоторое повышение статуса французского языка ещё не означало, что тем самым устраняется неравное представительство франко-канадцев на государственной службе. Англо-канадцы по-прежнему составляли подавляющее большинство в государственном аппарате. В 1975 г. среди служащих высшего звена насчитывалось не более 20% франко-канадцев. Таким образом, политика двуязычия, призванная путём частичных уступок франко-канадцам и некоторого повышения их языкового статуса укрепить федерацию, ничего не меняя в социально-политической системе и правовом положении Квебека, не достигла заметных результатов. Спустя 10 лет после вступления в силу закона об официальных языках и после затраты почти 1 млрд. долларов на политику двуязычия равный статус двух языков так и не был достигнут. По переписи 1981 г., родным языком для 82,4% жителей Квебека являлся французский, для 11% – английский. Каждый четвертый житель провинции владеет обоими языками. В состав населения провинции Квебек влилось небольшое количество британских пересе-ленцев, главным образом ирландцев и шотландцев, сохранивших свои фамилии, но перешедших на французский язык. Однако основная часть английский поселенцев и позднейших иммигрантов других национальностей предпочитает пользоваться английским языком, составляя часть этнически менее сплоченной англо-канадской нации. С падением темпов прироста населения (до
1950-х гг. в Квебеке он был самым высоким в Канаде, то в 1980-е гг. стал самым низким) и с наплывом иммигрантов это обстоятельство стало беспокоить франко-канадцев. Хотя Монреаль и остается по числу франкоязычных жителей вторым, после Парижа, городом мира, однако на предприятиях, принадлежащих в большинстве англо-канадцам и американцам, здесь господствует английский язык. «Граждане во многих районах страны по-прежнему лишены отправления государственной службы на французском языке, особенно при пользовании общественным транспортом и почтовой службой. Для говорящего на французском языке остаётся исключительно трудным осуществить право на работу в федеральных учреждениях, в том числе даже в некоторых районах Квебека» [6] – таково заключение комиссара по контролю за двуязычием.


Оценивая политику правящих кругов во франко-канадском вопросе, Генеральный секретарь Компартии Канады Уильям Каштан отмечает: «Поддержание культурных традиций различных этнических групп и введение двух официальных языков – «решение» национального вопроса, предполагаемого правительством Трюдо, не может заменить требования франко-канадцев о полном национальном равенстве и признания права на то, чтобы самим определять собственную национальную жизнь»[7].

Подлинным приговором федерализму либералов стала реакция на политику двуязычия в самом Квебеке и сложившаяся в провинции во второй половине 1970-х гг. необычайно острая ситуация, вновь поставившая квебекскую проблему в самый центр общественно-политической жизни страны.

С 1970 г. по 1976 г. у власти в провинции Квебек находились либералы. Правительство возглавлял представитель крупной франко-канадской буржуазии Робер Бурасса. Деятельность его администрации отвечала интересам господствующей верхушки провинции. Квебекские либералы стремились разными путями добиться от Оттавы и англо-канадской буржуазии как можно более щедрой доли и льготных условий во всем, что касается развития экономики. Р. Бурасса мечтал сотворить в Квебеке не без помощи федеральных субсидий и иностранных капиталовложений «экономическое чудо» и тем самым стабилизировать и укрепить как ведущие позиции либералов в Квебеке, так и положение провинции в системе канадской федерации. Такая линия получила название «рентабельный федерализм» и в принципе мало чем отличалась от программы федералистов-либералов в Оттаве.

Усилия правящих кругов провинции в сфере экономической политики принесли скромные успехи. Действительно, в 1971-1975 гг. темпы промышленного роста, в частности объем капиталовложений, а также доходы на душу населения возрастали более высокими темпами, чем в прежние времена. Этим успехам либеральной администрации и ограничились. Провинция с её полузависимой экономикой оказалась наиболее уязвимой частью страны в условиях разбушевавшейся на Североамериканском континенте в 1970-х гг. инфляции и экономических потрясений, с которыми столкнулась Канада. В 1976 г. в результате спада производства в стране рост экономики в Квебеке оказался впервые за последние десятилетия ниже, чем в соседней провинции Онтарио, а безработица составила 10% трудоспособного населения. Это означало фактический крах попыток франко-канадской буржуазии добиться для провинции хотя бы частичного «особого статуса» и решить квебекскую проблему на путях «рентабельного федерализма».

Учитывая, что к середине 1970-х гг. в Квебеке наметился спад сепаратистского настроения среди франко-канадцев, на съезде в ноябре 1974 г. Квебекская партия отказалась от бескомпромиссного сепаратизма в своей программе. Было решено, что вопрос о независимости будет решаться всеобщим референдумом после победы партии на выборах. На провинциальных выборах 1976 г. Квебекская партия сделала упор в избирательной компании на жизненных проблемах – борьбе с инфляцией и безработицей, дорожном строительстве, пенсиях, субсидиях фермерам и т.п. Большая пропагандистская работа была проведена среди рабочих и сельских жителей. Это дало свой результат. Широкие слои населения Квебека, недовольные политикой правившей в течении 6 лет либеральной партии, проголосовали за Квебекскую партию. Рене Левек и его сторонники завоевали 40% голосов избирателей и получили подавляющее большинство мест в Национальной ассамблее.

К власти в провинции впервые пришла партия, ставящая своей целью отделение Квебека. Однако правительство Левека в этом главном вопросе проявило за время пребывания у власти большую осторожность. Тогдашняя программа квебекских сепаратистов предусматривала достижение провинцией суверенитета в рамках федеральной ассоциации с остальной Канадой (так называемая формула «ассоциация – суверенитет»), что могло бы дать возможность Квебеку сохранить свою культурную самобытность.

Нужно сказать, что реформы «тихой революции» хоть и заложили прочный фундамент для изменений положения и ситуации внутри Квебека, однако усилий либералов 1960–1970 гг. оказалось недостаточно для ликвидации дисбаланса в провинции. Хотя не следует отрицать те успехи, которых удалось достичь. Изменения в политической, экономической, социально-культурной жизни в Квебеке были очевидны и достигли того уровня, когда можно было говорить о франко-канадцах как об отдельной и самодостаточной нации.

Примечания

1.Les insolences du Frère Untel (Невежества некоего братца). URL: http://classiques. uqac.ca/contemporains/desbiens_jean_paul/insolences_frere_untel/insolences.html. (Дата обра-щения: 25.03.2013).
2.Тишков В.А., Кошелев Л.В. История Канады. М., 1982. С. 221.
3.Там же. С. 222.
4.Молочков С.Ф. Пьер Трюдо уходит в историю // США - Канада: экономика, политика, культура. 2000. № 12. С. 18.
5.Loi sur les langues officielles (Закон об официальных языках). URL: http://lois.justice. gc.ca/fr/O-3.01/texte.html. (Дата обращения: 02.04.2013).
6.Тишков В.А., Кошелев Л.В. История Канады. М., 1982. С. 224.
7.Там же. С. 224.

Оцените публикацию:
 (голосов: 0)
| Раздел Публикации » Новоселова О.В., 2 курс, магистратура (2) | написал watch_out | просмотров: 1810 |