Факультет истории, социологии и международных отношений (ФИСМО)

Кубанского Государственного университета

Логин:

Пароль:

| Лента публикаций

Статья Коваленко К.Н., магистрант, II курс (2)

Публикации » Коваленко К.Н., 2 курс, магистратура (2)

Коваленко К.Н.

II курс, магистратура ФИСМО


Отражение жизни общества в литературе Японии XVII–XVIII вв.


Япония – страна, в которой один из главных источников развития культуры – любовь к природе. Развитие городов определило их роль в развитии культуры как центров накопления духовного потенциала страны. Этот период характеризуется особенно плодотворным развитием городской литературы. В XVII–XVIII столетиях жили и творили такие звезды японской литературы, как Ихара Сайкаку, Мацуо Басе, драматург Мондзаэмон Тикамацу, историк Хакусэки Араи и многие другие. Ихара Сайкаку внес неоценимый вклад в развитие японской прозы. Его произведения своим реализмом в изображении жизни простых горожан станут образцом для следующих поколений писателей. Мацуо Басе был одним из замечательных поэтов своего времени. Именно он прославил новый поэтический жанр — хокку, подняв его авторитет на вершины, которые раньше занимала поэзия танка. В короткой форме трехстишия ему удается раскрыть все богатство внутреннего мира человека, глубину и разнообразие человеческих эмоций, увиденных сквозь призму природы. Границы хокку определили и стиль этого жанра: большое значение стало придаваться намеку, недосказанности и афористичности в выражении той или иной идеи.

Особенности жанра хайку подробно описал в своей книге «Японская литература в образцах и очерках» известный отечественный востоковед Конрад Н.И.: «Какой же жанр приходится разуметь под именем «хайку» [1]. Исходя из общего положения вещей, из анализа общего состояния поэзии времен Токугава, под именем «хайку» следовало бы понимать всю совокупность лирических жанров этой эпохи. В поэзии горожан лирическая стихия творчества могла проявляться и действительно проявилась почти исключительно в форме хокку; и если принять во внимание, что среди всех случаев применения этой строфы жанр хайку был в смысле художественном самым полноценным, то он и будет охватывать все стороны лирической поэзии.

Таким образом, хайку прежде всего – лирика природы. Об этом говорит и непосредственный анализ их содержания и теоретические основы этого жанра в целом. Основным постулатом, лежащим в основе хайку, является т. наз. «ки», буквально: «сезон». Это значит, что основным элементом всякого стихотворения в жанре хайку, должен быть «мотив времени года»; все содержание стихотворения должно быть введено в рамки определенного «сезона», иначе говоря, соединено с тем или иным моментом в жизни природы. Мотивы субъективного лиризма, если они вообще фигурируют, должны даваться замаскированными, отраженными на фоне основного мотива природы. Этот последний – краеугольный камень для всего жанра хайку» [2].

Одним из излюбленных видов искусства в Японии всегда была поэзия. Из всех жанров японской поэзии «хайку», пожалуй, наиболее полно выражает так называемый «национальный японский дух». Черты поэзии «хайку» присущи и японскому образу мышления. В этой литературной форме нет риторики западного типа, она не стремится высказать все до конца, не оставить сомнений. Поэт должен не просто увидеть явление, а подметить нечто новое в его обыкновенности, сопоставить несопоставимое, выразить единство человеческого и природного. «Хайку» соединяет духовное и мирское, великое и малое, вечное и минутное, сочетает изящество с прозаизмом. Может показаться, что написать стихотворение - «хайку» не составит особого труда, но это только внешнее впечатление. Простота «хайку» – это та совершенная простота, за которой постоянная работа души, обостренная чуткость в восприятии мира [3]. Для примера приведу несколько хайку в переводе Н.И. Фельдмана:

«Хана мисэ но
Хи во хику коро я
Хаару но амэ».


«Поздно. Там и сям.
В лавках тушат фонари.
Льет весенний дождь».

(Бусон)


«Акэбоно я
Кото ни момохана но
Тори но коэ».

«О, заря весной!
Среди персиков в цвету
Щебетанье птиц!»

(Кикаку)


«Цуки тэнсин
Мадзусики мати во
Тори кэрри».

«Осень. Свет луны
Льется на убогие
Улицы в глуши».

(Бусон) [4]


Из многочисленного состава литературных деятелей эпохи Токугава в XVII в. наибольшую славу и популярность в народе сыскали Ихара Сайкаку – в прозе, Мацуо Басе – в поэзии и Тикамацу Мондзаэмон – в драматургии.

Так, значимым событием в истории японской литературы стало появление повестей Ихара Сайкаку, первая из которых была написана им за 10 лет до смерти. В выходивших затем одна за другой повестях писатель воссоздал жизнь японского города того времени, увиденную человеком, обладавшим острой наблюдательностью, любопытством ко всему конкретному, вещественному, и любовью к чувственной красоте мира. Главным предметом изображения Ихара Сайкаку был человек, индивидуум в его тогда только начавшей раскрываться непредсказуемости и изменчивости. «Повести о бренном мире» («укиё дздси») благодаря Ихара Сайкаку приобрели необычайную популярность и надолго стали наиболее распространенным жанром японской литературы повествовательного типа. Происходя от средневековых повестей капа дэбси, они принципиально отличались от последних своей художественной правдивостью и реалистическим подходом к действительности, пришедшим на смену старому догматическому мировоззрению с его авторитарной моралью [5].

В соответствии с двумя сферами интересов, игравших ведущую роль в жизни горожан, произведения Сайкаку по тематике делятся на две группы, одна из которых посвящена миру удовольствий и страстей, а другая - миру трезвого практицизма и здравого смысла [6].

В области поэзии после Басё в жанре хайку продолжали писать его многочисленные ученики и последователи, среди которых следует отметить Такараи Кикаку и Хаттори Рансэцу, стремившихся сохранить и передать следующим поколениям традиции поэзии Басё. В какой-то степени это им удалось, поскольку у них учился Хаяно Хадзин, ставший в свою очередь учителем Ёса (Танигути) Бусон, известного художника и одного из крупнейших поэтов второй половины периода Токугава. Ёса Бусон родился и вырос в деревне недалеко от Осака. О его семье нет достоверных сведений. В возрасте 20 лет с небольшим он отправился в Эдо, где, как уже было сказано, стал учеником Хаяно Хадзин. После смерти последнего он поселился в городке Юки в окрестностях Эдо. Отсюда он, как и Басё, совершал путешествия, побывав, в частности, на севере Хонсю. Вернувшись в Кансай, он некоторое время жил в деревушке Ёса, название которой стало одним из его псевдонимов, и в конце концов обосновался в Киото. К тому времени он уже был известным поэтом, имевшим своих учеников и почитателей.

Поэтическим кредо Ёса Бусон было возвращение к утраченному его современниками духу поэзии Басё. Однако его собственное творчество не всегда свидетельствовало о последовательном движении к этой цели. Хайку Басё рождались как непосредственный, глубоко личный отклик поэта на увиденные им картины природы и жизни человека. В отличие от этого Ёса Бусон считал необходимым для поэта изучение классических образцов и знакомство с определенными эстетическими канонами [7]. Поэзии Бусон был присущ лирический романтизм и изысканность, которые не всегда прямо шли от его собственных переживаний. В то время, как для Басё жизнь и искусство были нерасторжимы, для Бусон это были две разные сферы.

В концу эпохи Токугава невероятную славу заслужил последний известный мастер хайку-Кобаяси Исса (Ятарб).

Он родился в семье крестьянина в деревне Касивабара, расположенной в горах, в провинции Синано (совр. префектура Нагано). Ему было около трех лет, когда умерла его мать. Появившаяся в доме через некоторое время мачеха невзлюбила пасынка. Отношения между ними еще более ухудшились, когда мачеха родила сына. Обстановка в семье стала настолько невыносимой, что отец был вынужден отправить 14-летнего Исса в Эдо на заработки. О последующих 10 годах жизни будущего поэта мало что известно, кроме того, что жилось ему в то время очень нелегко. Несмотря на это он, по-видимому, все же находил возможность заниматься поэзией. Во всяком случае, в 1787 г. его имя упоминается среди учеников школы хайку Ниро-куан Тикуа. А через 3 года, после смерти Тикуа, Исса сам стал во главе этой школы. Однако уже через 2 года, следуя установившемуся обычаю, он отправился в путешествие по стране. Он посетил Киото, западную Японию, Кюсю и Сикоку. Итогом его 7-летних странствований стал напечатанный в Киото сборник хайку [8].

Кобаяси Исса возвратился в Эдо уже признанным поэтом, но это не сделало его жизнь ни более легкой, ни более обеспеченной. В 1801 г. в связи с болезнью отца Исса на некоторое время вернулся в родную деревню, чтобы ухаживать за умирающим. Этот период его жизни отражен в произведении «Последние дни отца. Дневник» («Тити-но сюэн никки»), написанном в жанре хайбун - сочетанием прозы и хайку. «Дневник» проникнут чувством горячей любви к отцу и горечи по поводу неутихающей вражды между членами семьи, омрачающей последние дни умирающего. Все происходящее вокруг постели больного с острой болью переживается Исса как сыном, борющимся за жизнь отца, но, вместе с тем, поэт пишет «Дневник» как художник, который как бы со стороны наблюдает и оценивает состояние отца, свои чувства и реакцию окружающих. В этом произведении Кобаяси Исса во многом предвосхитил жанр будущих «повестей о себе» (сисесэцу), который приобрел позднее огромную популярность у писателей-натуралистов.

В течение последующих 10 с лишним лет Кобаяси Исса был вынужден вести тяжбу с мачехой и сводным братом из-за наследства. Ему было уже 49 лет, когда он смог, получив, наконец, свою долю, жениться и обосноваться на родине своим домом. Но судьба и тут не была к нему благосклонна. Четверо его детей умерли один за другим в младенчестве. Вслед за тем умерла и жена. Исса женился снова, но второй его брак оказался неудачным. Он развелся и женился в третий раз, но через год в деревне случился сильный пожар, и дом Исса сгорел. В тот же год Исса скончался.

Творчество драматурга Тикамацу также занимает в истории японской литературы значительное место. Именно его имя связывают с возникновением нового театра — театра Кабуки, обладавшего своими особенностями и своеобразными чертами, отличавшими его от театра Но [9].

Следующее поколение поэтов не выдвинуло значительных мастеров хайку. Однако, поскольку умение слагать хайку считалось необходимым для каждого, кто претендовал на принадлежность к образованным слоям общества, число школ, обучавших этому искусству, и, соответственно, число профессиональных поэтов продолжало расти. Естественно, не все, созданное ими, могло выдержать проверку временем. В области повествовательной литературы во второй половине периода Токугава получили распространение многочисленные жанры, определяемые обычно общим понятием «литературы гэсаку», т.е. легкой, развлекательной литературы.

Во второй половине XVIII в. большую популярность приобрел жанр сярэбон – повестей о веселых кварталах, где описывались нравы, своеобразный этикет, костюмы и речь обитательниц и завсегдатаев этого специфического мирка. Не менее популярен был возникший примерно тогда же жанр кибёси – юмористических повестей, в которых текст органически сочетался с многочисленными дополнявшими и пояснявшими его иллюстрациями.

Однако дальнейшее естественное развитие этих жанров было приостановлено после прихода к власти в 1790 г., Мацудайра Саданобу, предпринявшего проведение так называемых реформ годов Кансэй, включавших в себя целый ряд указов, направленных на «исправление нравов» и искоренение вольнодумства в сфере политической, философской и религиозной мысли, а также и в сфере искусства. В этой обстановке один из самых известных авторов сярэбон и кибёси Санто Кёдэн был подвергнут в связи с выходом в свет его последних повестей 50-дневному домашнему аресту в колодках. У его издателя была конфискована половина имущества, а цензоры, разрешившие издание его книг, были отстранены от должностей. Печальный пример Кедэн, а также некоторых других, заставил авторов сярэбон и кибёси отказаться от работы в столь опасных жанрах или, во всяком случае, сильно изменить манеру повествования [10].

Период Эдо (1603–1868) безусловно можно назвать великолепным веком литературы и японской поэзии, Мацуо Басё, Ихэра Сэйкэку и Чикэмэтсу Монзэемон являются наиболее яркими представителями поэзии этого периода. Творчество этих авторов было вершиной литературы эпохи Токугава. Эти художники связали литературу с реальным контекстом действительности. Они раскрыли в своих произведениях современное им состояние общества и рождаемое им мировосприятие. И по содержанию, и по художественной форме творчество Сайкаку, Басё и Тикамацу ознаменовало собой наступление нового этапа в развитии японской литературы.Это было начало конца феодальной «мрачной эпохи», хотя политическая и общественная феодальная структура сохранялась еще в течение двух веков. Это было начало развития новой торговой и экономической структуры, что при одновременном развитии внутренней и прибрежных транспортных систем вело к национальному объединению. Подъем буржуазии, состоятельной и обладающей эстетическими вкусами, открыл новые горизонты народного искусства, которое благодаря совершенствованию учебных заведений, книгопечатанию, театру, ксилографическим иллюстрациям и цветным гравюрам стало доступно простому народу. Это означало, что народу предстояло унаследовать прежде привилегированную культуру аристократии и привнести в нее собственные природные дарования. Возможно, тем самым были ослаблены классовые различия, и знатные и низкие, и богатые и бедные получили равное право на национальное культурное достояние. И едва ли можно было бы говорить об этом периоде как об эпохальном, если бы не подъем общества до высокого уровня цивилизации и не создание собственного национального искусства.

Примечания

1.Конрад Н.И. Очерк истории культуры средневековой Японии. М., 1980 г. С. 186.
2.Там же. С. 170.
3.Дьяконова Е. М. Вещь в поэзии трехстиший (хайку) / /Вещь в японской культуре. М., 2003. С. 125.
4.Конрад Н.И. Очерки японской литературы в образцах и очерках. М., 1973. С. 172.
5.Чудодеев Е.В. История и культура Японии. М., 2002 . C. 105.
6.Японская поэзия Серебряного века. Танка, хайку, киндайси. Азбука-классика. М., 2008. C. 296.
7.Алпатов В.М. Япония. Язык и культура. М., 2002. С.55.
8.Чудодеев Е.В. История и культура Японии. М., 2002. С. 105.
9.Глускина А. Е. Заметки о японской литературе и театре. М., 1979. С. 116.
10.Конрад Н.И. Очерк истории культуры средневековой Японии. М., 1980. С. 147.

Оцените публикацию:
 (голосов: 0)
| Раздел Публикации » Коваленко К.Н., 2 курс, магистратура (2) | написал watch_out | просмотров: 1094 |