Факультет истории, социологии и международных отношений (ФИСМО)

Кубанского Государственного университета

Логин:

Пароль:

| Лента публикаций

Статья Коваленко К.Н., магистрант, II курс (1)

Публикации » Коваленко К.Н., 2 курс, магистратура (1)

Коваленко К.Н.

II курс, магистратура ФИСМО


Новые явления в японской культуре после «открытия» страны в 1854 г.


В XIX в. Японии пришлось прервать свою добровольную изоляцию от всего мира, поскольку все более настойчивы были попытки западных стран наладить с ней отношения. Наиболее инициативными в этом отношении были США, нуждавшиеся в промежуточных стоянках по дороге в Китай, с которым они вели в то время оживленную торговлю. На первые мирные предложения американцев японцы ответили отказом, что привело к угрозе вооруженного нападения со стороны американских властей в 1853 г. В это же время русское правительство также пытается наладить отношения с японцами, но делает это в мирной форме. Напуганное демонстрацией военной мощи Америки, японское правительство было вынуждено согласиться на все предъявляемые требования. В результате этого были подписаны многочисленные договоры с Америкой и с большинством стран Западной Европы. Японии эти договоры нанесли только вред, поскольку японцы были вынуждены принимать все условия торговли, навязываемые им извне. И без того не сильно развитая японская экономика не выдержала напора развитых капиталистических держав Запада и дала трещину. Резко ухудшилось положение крестьян и ремесленников, что породило многочисленные бунты, окончательно подорвавшие авторитет правящего клана Токугава. Сразу после заключения второго японо-американского договора, который еще больше ущемлял права Японии, в стране сформировалась оппозиция правящему режиму, которая своими активными действиями немало способствовала падению дома Токугава. Для подавления крестьянских восстаний были отправлены лучшие полицейские силы правительства, но это уже не могло восстановить стабильность. Тогда токугавское правительство решило изменить тактику — были заключены соглашения с группой высшей придворной бюрократии в Киото. Это объединение составило группировку кабугатта, которая, с одной стороны, стремилась укрепить авторитет сёгуната, а с другой — стремилась изгнать «варваров». Внешне сохранялось дружелюбное отношение к иностранцам, необходимое до тех пор, пока тайные действия правительства не помогут собрать достаточное количество сил, необходимое, чтобы дать отпор оккупантам. Лозунг «Почитание императора, изгнание варваров» привлек симпатии народа к политике сёгуната, но крупных землевладельцев, наконец-то получивших возможность вернуть себе исконные права, он уже не смог убедить [1].

В 1862 г. крупный феодал Симадзу во главе своих войск вошел в Киото с намерением продемонстрировать императору верноподданнические чувства, а потом двинулся на Эдо. Силы были слишком неравными: сёгунат вынужден был отступить.

Отношение сёгуната к требованиям иностранцев не устраивало никого из японского населения: по всей Японии начались стихийные и организованные выступления против представителей Запада. В 1862 г. в княжестве Сацума самураи убили англичанина, в июне 1863 г. крепостные укрепления Симоносэки в княжестве Тёсю обстреляли иностранные суда. Правительство оказалось меж двух огней: с одной стороны — растущее население японцев, с другой — гнев западных держав. Пытаясь восстановить мир в стране, сёгунат попытался закрыть порты для иностранных судов. Ответом на это стала разрушительная бомбардировка Нагасаки. На какое-то время Токугава удалось одержать верх в борьбе против объединенных войск крупных феодалов. В этом им помогли иностранные державы. 4–5 сентября 1864 г. объединенный флот Англии, США, Франции и Голландии подверг сокрушительной бомбардировке оплот оппозиционных сил город Тёсю. Но затем в иноземном стане произошел раскол: Англия поддерживала мятежников, а Франция продолжала верить в необходимость восстановления власти сегунов Токугава. Влияние руководителей оппозиции Ито Хиробуми и Такасуги Синсаку, образованных дворян, побывавших за границей и настаивавших на необходимости модернизации японской экономики и социальной структуры по западным образцам, продолжало усиливаться. Антисёгунская коалиция включала в себя все большее количество провинций, опиралась на финансовую помощь многих банков Японии [2].

1860-е гг. стали временем нарастания общего политического кризиса — движение оппозиции сочеталось с непрекращающимися крестьянскими и городскими бунтами. Движение против сегуна носило и религиозную окраску: многие священнослужители поддерживали бунтарей, толкуя многочисленные знамения в их пользу.

Внутриполитические конфликты заставили иностранцев выдвинуть новые требования японскому правительству, которые сёгун принял безоговорочно. Это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения антисёгунских сил. Группировка южных княжеств двинула войска к Киото. Смерть императора Комэя, на авторитете которого держался договор императора и сегуна, разрушила обязательства императорского двора перед слабеющим сёгунатом. Противники Токугава выдвинули требование вернуть власть законному правителю — малолетнему преемнику Комэя, Муцухито. Кэйки, последний правитель рода Токугава, видя решительность глав оппозиции и военную силу противника, согласился с предъявленными требованиями. Но формальный отказ от власти был простым прикрытием. Сохранив власть в Центральной и Северной Японии, Кэйки думал таким образом выиграть время, необходимое для концентрации достаточного количества сил, чтобы дать отпор войскам противников. Однако в битвах при Фуеими и Тоба в окрестностях Киото с антисёгунской коалицией в январе 1868 г. он потерпел поражение и бежал в свою резиденцию, который тоже был вынужден сдать под напором преследователей. Однако окончательно господство дома Токугава было сломлено лишь в длительной гражданской войне, охватившей большую часть территории страны. Сложность формирования культуры периода Эдо отразилась и в развитии архитектуры, в которой существовали порой противоречащие друг другу тенденции: с одной стороны процветало строительство пышных религиозных и мирских зданий в стиле момояма (период правления Хидэёси) и традиционных сооружений, отличающихся строгостью форм. Одним из достижений эпохи стало развитие городской архитектуры и строительство домов для обычных людей, не нуждавшихся в дворцах, но и не желавших жить в бараках или землянках татаэна [3]. С распространением конфуцианства сокращается количество возведения храмовых сооружений: в этом направлении осуществляется лишь реставрация старых комплексов.

Отличительные черты светской архитектуры наиболее полно представлены в стиле дворцового строительства Хидэёси и Токугава. В резиденции Хидэёси особую ценность представляли архитектурные детали с лаковой росписью мастеров Коами. Организация внутреннего пространства довольно традиционна: каркасная система опор и балок, раздвижные стены, пол с покрытием татами. Для придания торжественности украшали декоративными росписями стены, раздвижные перегородки, двери с изображением на золотом фоне деревьев, цветов, в отдельных случаях представляющими собой настоящие произведения искусства — образцы творчества лучших живописцев Японии. Важную часть внутренней отделки представляли резьба по дереву, скульптурный рельеф и позолоченные детали. По этому же принципу был построен дворец для первого правителя Токугава. Вершиной развития светской архитектуры этого периода стал построенный принцем Тосихито и его сыном Норитада загородный дворец Кацура (район Киото), представляющий собой удачное сочетание архитектуры, декоративного и садово-паркового искусства. Общая атмосфера всего дворца подчинена эстетическим принципам чайной церемонии, а сам дворец был построен, исходя из канонов строительства чайных домов. По мере роста популярности традиции пить чай и все большего влияния чайной церемонии, возникает стиль сукия, ставший определяющим в строительстве национального японского жилища в наши дни. Ансамбль Кацура как нельзя лучше демонстрирует еще один важный принцип возведения жилых комплексов — их взаимосвязь и органичное сочетание с окружающей природой [4].

Что же касается скульптуры, то эта область японского искусства переживала глубокий кризис. Традиционно скульптура развивалась в буддистских монастырях и служила для изображения божеств этого учения. Но при Токугава буддизм начал терять свои позиции: его вытеснило так называемое чжусианство. Новых произведений практически не создавалось, что привело к снижению мастерства скульпторов. С другой стороны, наметилась другая тенденция развития скульптурного искусства: народное ваяние. Именно в период Эдо жили и творили такие мастера народной деревянной скульптуры, как Энку и Мокудзики. Их произведения отличаются простотой линий и четкостью форм, на второй план отходит сложная символика, принятая в буддистском каноне, взамен которой народные мастера предпочитали реалистичность изображения. Продолжают создаваться статуи Будд и Бодхисаттв, но уже в их народном понимании. Помимо этого начинает активно развиваться портретная скульптура. Несмотря на то, что оба знаменитых народных скульптора творили примерно в одно время и примерно в одном стиле, каждый из них творил в своей собственной манере. Так, скульптуры Энку отличаются грубостью и резкостью: не будучи профессионалом, он вырубал свои произведения топором, придавая им лишь минимум необходимой отделки. Скульптуры Мокудзики, который был буддистским священнослужителем, представляют резкий контраст с произведениями Энку: мягкость линий и богатство деталей свидетельствуют о более развитом мастерстве последнего.

Наряду с деревянной скульптурой в XVIII в. создается множество каменных изображений: придорожных Будд, храмовых божеств, которые по стилю отличаются от традиционной буддистской скульптуры [5].

Несмотря на сложность исследования влияния одной культуры на другую, в ходе исследования удалось установить основные сферы влияния иностранных государств на культуру и быт Японии. Особенно интересны контакты японцев с европейцами, так как именно культура европейцев, которая значительно отличается от соседних с Японией народов. Так, например, португальские купцы привезли с собой наряду с диковинными товарами и религиозные учения. Попытка иностранных гостей обратить японцев в христианскую веру успехом не увенчалась, хотя были возведены католические церкви. Борьба правящего класса, а именно, сегуната Токугава с распространением христианства объяснялась влиянием буддизма как идеологического учения, способного предотвратить непослушание и неповиновение японского общества. Несмотря на это, религиозная политика Токугава была направлена на установление полного контроля государства над всеми религиозными институтами Японии, в том числе, и в отношении буддийских храмов.

В эпоха Токугава японские поэты писали в жанре «хайку». «Хауку» отражает национальный японский дух, это объясняется тем, что именно в период изоляции и отсутствия какого-либо влияния из вне можно добиться такого единения с традициями и взглядами Японии, которые и позволяют создавать такие стихотворения.

В то же время, японская скульптура находилась в упадке. В то же время, значительные темпы развития демонстрировала деревянная скульптура и каменные изображения.

В целом, в течение 250 лет формировалась уникальная культура Японии, окончательное оформление ее пришлось на XVII—XIX вв.

В период, последовавший за "открытием" страны и революцией 1868 г., завершился процесс превращения японской народности в буржуазную нацию, которая в связи с выходом страны на международную арену осознала себя как общность, противостоящую другим. Одновременно произошла ее духовная интеграция и сформировались основы японской национальной культуры как культуры капиталистического государства с сознательно сохраненными элементами феодальной идеологии, содержащимися в отдельных аспектах традиционной культуры. В это время наметилось характерное для японской национальной культуры сосуществование комплекса традиционной национальной культуры, который в этот период приобрел облик единого целого, и межнационального комплекса современной буржуазной культуры, развитие которого только началось. В процессе оформления традиционного комплекса в качестве общенационального произошла унификация и идеологизация составляющих его элементов под эгидой бывшего самурайства, занимавшего в этот период все командные посты в духовной жизни нации.

Примечания

1.Лещенко Н.Ф. Япония в эпоху Токугава. М., 2010. С. 112.
2.Данн Ч. Повседневная жизнь в Старой Японии. М., 1997. С. 168.
3.Харнский К. Япония в прошлом и настоящем. Владивосток., 1926. С. 114.
4.Баранов Н.В. Всеобщая история архитектуры в 12 томах. Часть вторая: Архитектура Японии. М., 1977. С. 280.
5.Тэцуо Ямаори. Лицо: Портрет и культура Японии. СПБ., 2011. С. 150.

Оцените публикацию:
 (голосов: 0)
| Раздел Публикации » Коваленко К.Н., 2 курс, магистратура (1) | написал watch_out | просмотров: 950 |