Факультет истории, социологии и международных отношений (ФИСМО)

Кубанского Государственного университета

Логин:

Пароль:

| Лента публикаций

Статья Манукяна А.С., магистрант, II курс (2)

Публикации » Манукян А.С., 2 курс, магистратура (2)

Манукян А.С.

II курс, магистратура ФИСМО


Политические и экономические связи между Турцией и фашистской Германией в 1936–1939 гг.


С 1936 г. началась борьба двух империалистических блоков (англо-французского и германо-итальянского) за влияние в Турции. Эта борьба нашла свое отражение в зигзагах внешней политики Анкары накануне и в годы Второй мировой войны. Значение ближневосточного региона для империалистических держав заключалось в том, что, именно в этом регионе располагались ценные источники сырья и обширные рынки сбыта. Империалистические державы усилили борьбу за обладание этим районом. Исключительно важное стратегическое и военно-политическое значение Турции сделало ее накануне Второй мировой войны объектом большой политической активности крупнейших империалистических держав. Однако со своей стороны Турция преследовала во внешней политике собственные цели.

Основной линией внешней политики Турции до середины 1930-х гг. было стремление упрочить международное положение страны, придерживаясь в целом принципиального курса, направленного на обеспечение завоеванной национальной независимости. В то же время проявлялась тенденция к отходу от независимого внешнеполитического курса. Эти сдвиги во внешней политики Турции были продиктованы отходом упрочившей свое экономическое и политическое положение турецкой национальной буржуазии от национальных интересов страны, с одной стороны, и активизацией ближневосточной политики фашистской Германии – с другой, и оказали сильное воздействие на развитие турецко-германских отношений.

22 июня 1936 г. в Швейцарии, в г. Монтрё состоялась международная конференция, посвящённая режиму Черноморских проливов. На конференции турецкая делегация представила свою программу, однако вскоре Турция отказалась от этой программы и приняла новый английский вариант, по условиям которого ущемлялись интересы СССР. Турция приняла сторону империалистической Англии. Суть английской программы заключалась в том, что, а проливе в равной мере разрешалось присутствие черноморских и нечерноморских военных кораблей. Таким образом, британская делегация старалась не допустить переход крупных кораблей военно-морского флота СССР в Средиземное море, как из Чёрного, так и из Балтийского моря и морей Дальнего Востока. В этом вопросе Великобритании помогала Япония, которая старалась исключить возможность свободного переброса военно-морских сил Советского Союза из Чёрного моря на Дальний Восток [1].

Жесткая позиция СССР привела к провалу планов империалистических держав в отношении страны Советов. В Монтрё советское правительство предупредило, что СССР никогда не поставит свою подпись под новым соглашением, если там будут введены невыгодные него условия. Принимая во внимание то, что без участия Советского Союза любое соглашение о проливах останется формальным документом, и учитывая увеличение опасности германской агрессии в Европе, Англия и Турция вынуждены были пойти на некоторые уступки [2].

20 июля 1936 г. на конференции вместо прежней Лозаннской конвенции, была подписано новое соглашение, которое имело следующие пункты:

1) при условии предварительного уведомления властей Турции черноморские державы могут проводить через проливы в мирное время свои военные корабли любого класса;

2) для военных кораблей нечерноморских держав введены существенные ограничения по классу (проходят лишь мелкие надводные корабли) и по тоннажу; общий тоннаж военных судов нечерноморских государств в Чёрном море не должен превышать 30 тыс. т (с возможностью повышения этого максимума до 45 тыс. т в случае увеличения военно-морских сил черноморских стран) со сроком пребывания не больше 21 суток;

3) в случае участия Турции в войне, а также, если Турция посчитает, что ей непосредственно угрожает война, ей предоставлено право разрешать или запрещать проход через проливы любых военных судов;

4) во время войны, в которой Турция не участвует, проливы должны быть закрыты для прохода военных судов любой воюющей державы.

Конвенция ликвидировала предусмотренную Лозаннской конвенцией международную комиссию по проливам с передачей её функций правительству Турции.

Таким образом, Турция получила право ремилитаризировать зону проливов.

В 1936 г. согласно Конвенции о статусе проливов в районах Турции, прилегающих к Босфору и Дарданеллам, для полёта гражданских самолётов определяется специальный порядок. Договор был заключён на 20 лет. Новая конвенция является шагом вперёд по вопросу укрепления коллективной безопасности. Подписание конвенции в Монтрё Турция считала блестящей победой турецкой дипломатии. 7 апреля 1937 г. в Анкаре был подписан договор о дружбе между Турцией и Египтом, Были также установлены дружественные связи между Турцией и Ираком [3]. Таким образом, длившиеся целый год германо-турецкие переговоры о присоединении Германии к конвенции, заключенной в Монтрё закончились неудачей. Ссылаясь на юридические обоснования, турецкое правительство отказалось заключить с Германией двустороннее соглашение и гарантировать ей равноправное участие, наряду с подписавшими Конвенцию державами, при возможной в будущем ревизии этой Конвенции.

В каком бы направлении ни готовил немецкий генеральный штаб будущие военные действия, Турция неизменно сохраняла в них свое стратегическое значение. Однако влияние Германии на Турцию в политической области продолжало оставаться относительно слабым. Стремясь еще больше приблизить к себе Турцию, гитлеровская Германия предполагала использовать для этого и территориальную приманку – арабские области (Северная Сирия). Беседы Риббентропа с генеральным секретарем Министерства иностранных дел Турции Менеменджиоглу 1 и 7 июля 1938 г. совершенно определенно были направлены на то, чтобы склонить Турцию присоединиться к политике стран Оси. Не довольствуясь уверениями Менеменджиоглу о том, что отношение Турции к Германии основывается на политике доброжелательного нейтралитета, Риббентроп заговорил о тесном сплочении всех государств, пострадавших от мирных договоров. Турецкое правительство не считало тогда нужным устанавливать с Германией тесные политические связи. Отклонив предложение заключить договор о нейтралитете, Менеменджиоглу ограничился заверениями, что Турция будет развивать особо дружественные отношения с Германией и не присоединится к антигерманской коалиции. Вплоть до весны 1939 г. Германия не проявляла особой настойчивости в дальнейшем развитии политических взаимоотношений между странами.

Турция после захвата Германией Чехословакии весной 1939 г., нападения Италии на Албанию 7 апреля 1939 г. рассчитывала на прямую помощь Англии, если подвергнется агрессии на Средиземноморье.

Готовясь примкнуть к англо-французскому блоку, турецкое правительство вместе с тем хотело избежать ответных мер со стороны Германии. Как Англия, так и Германия понимали, что из англо-германской борьбы за Турцию расчетливое турецкое правительство надеется извлечь определенную выгоду.

Германия, и раньше предостерегавшая турецкое правительство, после итальянской агрессии и в связи с ней уже прямо угрожала, что «даже незначительный отход» от политики нейтралитета будет иметь «роковые последствия не только для политических, но, естественно, для экономических и других отношений между странами», так как подобный шаг будет рассматриваться как переход в лагерь противника. Одновременно послом в Анкаре был назначен Франц фон Папен, первостепенная задача которого состояла в том, чтобы не допустить никаких неблагоприятных для рейха изменений в позиции Турции.

Заключение соглашения между Турцией и Англией опрокинуло расчеты Германии на то, что экономические интересы не позволят Турции изменить свою внешнюю политику. Перед германской дипломатией встала другая цель – если не предотвратить подписание окончательного договора Турции с западными державами, то, по крайней мере, уменьшить объем ее договорных обязательств.

Турция продолжала развивать свои тесные экономические связи с гитлеровской Германией. Состояние турецко-германских отношений с момента прихода Гитлера к власти и до начала 1939 г. характеризуется, прежде всего, постепенным расширением экономических связей между обеими странами.

Германия уже с середины 1930-х гг. своей экономической политикой в Турции преследовала далеко идущие политико-милитаристские цели. Об этом, в частности, свидетельствует деятельность германских официальных представителей в Турции, усилия которых были сосредоточены на сборе важнейших данных, необходимых для военно-стратегической подготовки войны.

Турции был необходим источник внешнего финансирования для выполнения своего пятилетнего плата, а Германия искала новые рынки на Балканах и в странах Ближнего и среднего Востока. Уже в 1934 г. благодаря краткосрочным кредитам и торговым соглашениям, заключёнными крупными немецкими фирмами, Германия резко увеличила свою торговую деятельность в Турции, и уже в 1936 г. экспорт товаров достиг 51%, а импорт 45,9% [4].

Совсем в другом состоянии находились итало-турецкие отношения. 19 марта 1937 г. в Риме во время так называемого «большого» фашистского конгресса Муссолини в своей речи сказал, что историческая миссия Италии заключается в завоевании Африки и Азии. Естественно, что это высказывание вызвало в официальных турецких кругах отрицательную реакцию [5].

Муссолини, стараясь как-то сгладить неприятное впечатление, вызванное этой речью, в марте 1934 г. во время беседы с турецким послом старался убедить его, что он не имел в виду Турцию. В 1935 г. турецкое правительство, принимавшее участие в «средиземноморском соглашении» выступило с предложением об экономических санкциях против Италии. Вместе с тем, министерство иностранных дел Турции неоднократно выступало с заявлениями, что эти санкции никак нельзя рассматривать как враждебные действия против Италии. С 11 ноября 1935 г. нота протеста правительства Италии турецкому правительству положила начало укреплению находящегося вблизи турецких берегов итальянского острова Лемнос. Когда Италия отказалась от участия в конференции в Монтрё, Турции пришлось пойти на некоторые уступки в отношении Италии. В 1936 г. турецкому правительству пришлось отозвать своего дипломатического представителя из Аддис-Абебы. Такой поворот в турецкой дипломатии был обусловлен, во-первых, тем, что Анкара хотела, чтобы Италия подписала конвенцию Монтрё, и, во-вторых, обострением в это время турецко-французских отношений, вызванных с Александрией. В сложившемся положении Турция нуждалась в поддержке Италии [6].

В 1934–1936 гг. экономика Турции переживала периоды подъёма и спада, которые были обусловлены мировым кризисом, а также внутренней политической ситуацией. «Новая программа» 1934–1936 гг. была успешной, значительно стимулировала вывоз немецких товаров в другие страны, за этот период времени был зарегистрирован рост экспорта на 19%. По словам Гитлера немецкая экономика должна быть самой развитой областью. Перенаселённая Германия должна была расширять объёмы производства сырья и продуктов питания. Гитлер также был сторонником развития самодостаточной экономики. Осуществление «Новой программы» позволило в определённой степени сократить уровень бедности, так как увеличился спрос на сельскохозяйственные товары как на внутреннем, так и на внешнем рынке, и Германия хотела увеличить экспорт сельскохозяйственных товаров до 20%. Благодаря «Новой программе» удачной развитие получил вывоз товаров в зарубежные страны, но с 1933 по 1936 гг. на 12% уменьшился импорт. Вследствие неурожая во второй половине 1935 – начале 1936 гг. в Германии в сельскохозяйственных зонах начался так называемый «хлебный кризис», и для выхода из этого положения необходимо было увеличить объёмы импорта. Потери понесли военная промышленность, сельское хозяйство, производство каучука и растительных масел, и Германия находилась в зависимом, в некоторой степени, от внешнего рынка состоянии. В течении нескольких месяцев экономический рост замедлился. Естественно, Германия предпринимала меры для выхода из внутреннего кризиса [7].

Внешними рынками Германии в основном являлись юго-восточные страны и Турция. Начиная с 1933 г. Германия устанавливает добрососедские отношения с Афганистаном и Ираном. Германия была нацелена на установление крепких добрососедских отношений со всеми странами, граничащими с СССР. Для укрепления внешней торговли рейхсминистр экономики Шахт в 1936 г. совершает поездку по Балканским странам. Посещает Югославию, Болгарию, Венгрию, а осенью Турцию и Иран. В Иране он заверял, что Германия хочет развивать экономические отношения с Ираном, однако это был только политический шаг, с помощью установившихся экономических отношений укрепить влияние Германии в этой стране. Главной целью Германии являлось расширение своего влияния как в странах Европы, так и в балканских государствах. В становлении внешних политических отношений большую роль имела партия, целью которой было присоединение всех к фашистскому блоку. С 1936 г., благодаря своей гибкой внешней политике, Германия добилась того, что импорт из Турции достиг 57 млн. лир и имел тенденцию к росту [8].

В 1936 г. импорт в Турцию находился в следующем состоянии: из Германии – 41.742 млн. лир (45,1%), из Великобритании – 6.103 млн. лир (6,6%), из Италии – 2.026 млн. лир (2,2%), из СССР – 5.034 млн. лир (5,4%), из США – 8.993 млн. лир (9,7%). В общей сложности было импортировано товаров на 117,733 млн. лир. В 1936 г. из Турции в Германию было вывезено 39.337 т овощей и фруктов на 22 млн. лир, 10.000 т табака на 18 млн. лир, 60.000 т зерна на 8 млн. лир, 28.000 т необработанной икры ценных рыб на 3 млн. лир и 27.000 т других видов товаров на 3 млн. лир [9].

Срок торгово-экономического договора заканчивался 30 апреля, и Турция сожалела об окончании договора, так как было еще много областей экономики, которые нуждались в развитии. По состоянию на январь остаток по договору составлял 67 млн. лир, и согласно словам министра финансов Турции оставить его было невозможно, так как по договору его нужно было вернуть либо деньгами, либо в виде товаров, наряду с этим немецкое посольство требовало погашение процентов по долгам. Начиная с 1937 г. турецкое правительство изыскивало средства для оплаты внешнего долга, а Центральный банк больше не финансировал политические проекты: существовала опасность сокращения экспорта из Турции в Германию. Немецкое посольство, видя внутренне положение Турции, предприняло меры для того, чтобы Турция могла заплатить свои долги. Это для фашистской Германии был такой период, когда она сосредоточила в своих руках внутреннюю и внешнюю политическую ситуацию в Турции [10].

Начиная с 1937 г. сумма процентов остатка счёта составила 75,4 млн. лир, что вызывало беспокойство в правящих кругах Турции. Власти приняли решение, что оплата экспортируемых в Германию товаров должна была производиться сразу же, а не потом по перечислению. Немецкая сторона приняла такое решение как обиду и недоверие к Германии. Министр иностранных дел Германии уверял, что это политическая программа, и Турция желает взять в свой руки руль управления внешнего товарооборота. По словам министра, по возможности быстрее должно быть принято решение по данному вопросу, и при необходимости расторгнуть экономический договор, заключённый на период с 19 мая 1936 г. по 30 апреля 1937 г. Турецкое правительство, не предполагавшее такое развитие событий, которое могло привести к ухудшению отношений между двумя государствами, постаралось сгладить неблагоприятную ситуацию, возникшую из-за неверной политики. В то же время немецкое правительство пыталось применить санкции против Турции. В середине мая немецкое посольство в Турции сообщило своему правительству, что Турция формирует делегацию для поездки в Берлин в начале июля с целью на месте прояснить сложившуюся ситуацию. Главной целью турецкой делегации было решение вопросов, связанных с возникшими проблемами по остатку счёта, немецкое посольство же проинформировало, в создавшемся положении виновата не только Турция, но и те внешние силы, от которых зависит Турция. Фашистская Германия в условиях подготовки к большой войне не хотела обострять ситуацию, и для этого во время переговоров было принято решение до 31 июля значительно сократить долг Турции. Гитлер самолично поручил министрам финансов и сельского хозяйства в срочном порядке найти решение этого вопроса, так как это было выгодно Германии не только в экономическом, но и в политическом аспекте.

31 июля был составлен протокол, согласно которому остаток по счёту аннулировался. Однако, наряду с этим Турция принята также некоторые обязательства:

1) представители немецких организаций должны участвовать во всех тех заседаниях правительства, которые будут касаться внешней и внутренней торговли, так как в Турции действует значительное число немецких организаций;

2) ввозимые товары Турция должна оплачивать наличными;

3) Германия согласна закупать турецкие товары по мировом рыночным ценам и оплачивать их стоимость действующими акциями.

Соглашение было подписано после четырёхнедельных переговоров 31 июля 1937 г. в Германии и действовало до 31 июля 1938 г. Согласно этому договору товарооборот между двумя государствами должен был увеличиться и достигнуть 40%. Через несколько дней турецкое правительство выступило в меджлисе со словами благодарности. По решению от 15 сентября количество товаров, импортируемых из Турции, не должно превышать 14 млн. лир, что составляет 28 млн. немецких марок. Это условие также действовало до 31 июля 1938 [11].

В заключении можно констатировать нарастающие темпы экономических отношений между Германией и Турцией, хотя при этом Турция заявила о своём политическом нейтралитете в отношениях со странами Запада накануне Второй мировой войны. Перед германской дипломатией встала другая цель – если не предотвратить подписание окончательного договора Турции с западными державами, то, по крайней мере, уменьшить объем ее договорных обязательств.

Примечания

1.Гасратян М.А., Моисеев П.П., Цыбульский В.В., Шамсутбинов А.И. Новейшая история Турции. Москва, 1968. С. 139.
2.Treue Wilhem. Das dritte Reich und die Westmächte auf dem Balkan. Zur struktur der Außenhandelpolitik Duetschlands. Geoßbritaniens and Frenkreich, 1933–1939, vierteljahreshefte für zeitgeschichte, 1953. P. 45.
3.Treue Wilhem. Das dritte Reich und die Westmächte auf dem Balkan. Zur struktur der Außenhandelpolitik Duetschlands. Geoßbritaniens and Frenkreich, 1933–1939, vierteljahreshefte für zeitgeschichte, 1953. P.45.
4.Hayrettin Kayacik, Grundlagen der Aufforstung im Mittelmeergebiet unter besonderer Berücksichtigung von Italien und der Türkei. Dresden, 1940.
5.Ibid.
6.Deakin F.W. The Brutal Friendship. Mussolini, Hitler and the fall of Italian fascism New York, 1962. P.182.
7.Duetschland von 1933 bis 1945. Bernd Jügen Wendt. Hannover, 1995. P. 129.
8.Hitlers außenpolitische Prigramm, Kuhn Alex, Stuttgart, 1970. P.283.
9.Ibid. P.284.
10.Die deutsche türkei politik and ihre auswirkungen auf Kurdistan. Stuttgart, 1997. Lord Avebury, Rudolf Bürgel, Serdar Chelik. P.485.
11.Ibid.

Оцените публикацию:
 (голосов: 0)
| Раздел Публикации » Манукян А.С., 2 курс, магистратура (2) | написал watch_out | просмотров: 889 |