Факультет истории, социологии и международных отношений (ФИСМО)

Кубанского Государственного университета

Логин:

Пароль:

| Лента публикаций

Статья Манукяна А.С., магистрант, II курс (1)

Публикации » Манукян А.С., 2 курс, магистратура (1)

Манукян А.С.

II курс, магистратура ФИСМО


Турецко-германские отношения в 1920-е - 1930-е гг.


Турецко-германские отношения укрепились во время Первой мировой войны, когда Османская империя выступила в качестве союзника Германии. Османская империя, потерпевшая в войне поражение, в 1918 г. распалась, потеряв свои колонии в Африке и Азии и сохранив только территории в Анатолии. По Севрскому договору, заключённому 20 августа 1920 г., Турция должна была уступить значительную часть этой территории государствам Антанты, но в результате победы кемалистского движения Севрский договор так и остался на бумаге [1].

Западные империалистические государства, особенно Германия, всегда рассматривали Турцию как стратегического партнёра, источник промышленного сырья, как страну для выгодного вложения капитала, имеющую выгодный и обширный рынок сбыта. Кроме этого, Турция являлась связующим звеном между богатыми иранскими нефтяными месторождениями, арабскими странами и Советским Закавказьем. Поэтому не случайно, что расширение германского влияния в Турции продолжалось многие десятилетия. После Первой мировой войны Германия, восстановив свои силы благодаря Англии, Франции и США, вновь распространяет своё влияние на внешних рынках, укрепляет свои связи со странами Ближнего и Среднего Востока, в частности и в Турции [2].

В этот период получают большое распространение захватнические планы фашизма. Используя свои традиционные связи с Турцией, в том числе торгово-экономическую политику с кемалистским государством, Германии удалось в годы мирового кризиса (1929-1933 гг.) завоевать доминирующую позицию на турецком рынке, сократив объём влияния в этой стране своих основных противников (Англия, Франция и США) [3].

Начиная с 1924 г. с новыми темпами возобновляются германо-турецкие отношения: 3 марта 1924 г. между двумя государствами подписывается договор, который должен был регулировать работу посольства Германии, а также работу филиалов немецких организаций. С заключением этого договора Германия вновь восстановила своё прежнее влияние в Турции.

В 1925 г. на посольство Германии в Турции помимо дипломатических функций, была возложена задача в наиболее короткие сроки восстановить немецкие школу, церковь и больницу в Стамбуле. Церковь была восстановлена за короткий срок, но c восстановлением немецкой школы возникли трудности. Однако и в решении этого вопроса посол Германии в Турции Надольный добивается успеха, и вскоре около 900 школьников начали обучение в этой школе. Из Германии в Турцию возвратились все те специалисты, которые во время Первой мировой войны покинули эту страну, и спустя некоторое время в немецкой школе в Стамбуле преподавание велось только немецкими специалистами [4].

Естественно, что проникновение Германии в турецкую экономику проявлялось в местном строительство. Турецкие хозяйственники были благодарны немецким специалистам, благодаря которым экономика их страны получила активное развитие. Правительство Германии было убеждено, что и дипломатические, и экономические германо-турецкие отношения находятся на приоритетных позициях турецкого государства [5].

Турция, тесно связанная с мировой экономикой, тяжело пережила мировой экономический кризис 1929–1933 гг., что ослабило турецко-германские взаимоотношения [6]. Естественно, что в условиях кризиса сократился экспорт турецких товаров: за период с 1930 по 1933 гг. он снизился от 148 млн. лир до 75 млн. лир, что в свою очередь создало серьёзные проблемы в сельскохозяйственных общинах, так как производилось товаров много, а их потребление снизилось. В кризисные годы турецкое правительство временно приостановило выплату своего внешнего долга. Львиная доля долга принадлежала Германии, однако посольство Германии в Турции направило письмо руководству своей страны, где было сказано, что «мировой кризис можно считать прошедшим, и турецкое правительство может продолжать процесс погашения своего внешнего долга» [7]. В июне 1932 г. в Германии создаётся временная организация, с помощью которой некоторые немецкие производители могли создавать филиалы в Турции. Летом 1932 г. представители 32 турецких предприятий отбывают в Европу, в том числе и в Германию, для ознакомления на местах со стилем труда на предприятиях. Одной из целей поездки являлось также представление европейским промышленникам производственных товаров, производимых различными отраслями промышленности Турции [8].

Начиная с 1933 г. темпы германо-турецких отношений наращиваются. Это в первую очередь было связано с тем, что к власти в Германии пришли фашисты — новая политическая сила со своими новыми подходами, преобразованиями как в сфере внутренней, так и внешней политики. 30 января 1933 г. президент Германии Гинденбург передал власть в руки фашистов, поручив руководителю фашистской партии Гитлеру формирование правительства. Таким образом, буржуазная демократия осталась в прошлом, уступив своё место фашистской диктатуре [9]. Корнями эта партия уходит ещё к концу Первой мировой войны, когда в результате поражения Германии в войне зародилась Национал-социалистическая немецкая рабочая партия – НСДАП (Nationalsozialistische Deutsche Arbeiterpartei; NSDAP). За короткий отрезок времени партия завоевала доверие и симпатию народа. Как члены партии, так и граждане были уверены, что, несмотря на внутрипартийные разногласия, без Гитлера невозможно добиться успеха. Фашисты делали всё, чтобы привлечь на свою сторону крестьянство, для достижения чего гитлеровцы требовали проведения земельной реформы, давали обещание создать благоприятные условия для людей, занимающихся мелкой торговлей [10].

Известно, что западные державы, особенно Германия, рассматривали Турцию как поставщика промышленного сырья, как страну для выгодного вложения капитала и как связующее звено между Азией и Европой, в чём особенно была заинтересована фашистская Германия, так как через Турцию открывался путь в Советское Закавказье [11].

В конце 1934 г. министр иностранных дел Турции посетил Берлин [12]. Он высказал озабоченность, связанную с царящей в Германии атмосферой, обусловленной тем, что правительство Турции в отношении Германии ведёт «вражескую» политику (это было связано с сохранением советско-турецких добрососедских отношений). Министр уверял, что эта информация о вражеской политике ложная, не соответствует действительности, и приложил все усилия для того, чтобы вывести из заблуждения германское правительство [13].

Турецко-германским отношениям препятствовало также распространение антинационал-социалистической атмосферы, которую подпитывало и финансирование со стороны Советского Союза [14]. Деятельность внешних группировок немецкой партии НСДАП в Турции преследовала чёткую цель, осуществлению которой способствовал фон Папен, который прибыл в Турцию в начале 1939 г. С ним прибыли в Анкару дипломаты и секретные агенты гестапо. Одной из целей миссии фон Папена явилось также и включение Турции в блок «стран Оси» [15]. Новый посол не тратил времени понапрасну. Он не только развернул в Турции бурную дипломатическую работу, но и на должном уровне организовал диверсионную и шпионскую деятельность. Со дня его прибытия при активной поддержке реакционных кругов фон Папен создал разведывательно-диверсионную организацию, которая должна была выполнять всевозможные подрывные и провокационные работы, направленные против стран Ближнего и Среднего Востока и, прежде всего, против Советского Союза. Фон Папен в своей провокационной деятельности достиг того, что во время тайных переговоров туркам был предложен ряд территорий арабских стран и островов Эгейского моря, которые принадлежали Греции [16].

Фон Папен не жалел никаких средств для подкупа отдельных членов правительства Турции, представителей турецкой прессы с целью привлечения их в качестве новых агентов и диверсантов. Он организовал также разведывательно-диверсионные группы и в соседних с Турцией странах. В Персии работал известный разведчик доктор Макс фон Оппенгейм, а в Афганистане доктор Фриц Гробин, который одновременно работал в немецком посольстве в Анкаре [17].

Ирак, Сирия, Саудовская Аравия, Египет, Тунис, Алжир и Марокко превратились в разведывательные центры Германии. Гитлеровские фашисты применяли различные средства «убеждения», а зачастую открыто угрожали. Печать, кино и другие средства пропаганды гитлеровцы широко использовали для создания условий распространения фашистской идеологии в Турции [18].

В марте 1934 г. председатель молодёжного союза Германии Нерерсберг отбыл в Анкару для ознакомления на месте с работой немецкой молодёжной организации. Предложением Нерерсберга было создание однотипных организаций в Германии, но турецкое правительство отказало в их создании, хотя идея основать в Турции немецкую радиостанцию получила одобрение. Первые серьёзные шаги в этом направлении были предприняты в 1924 г. и закреплены 5 мая 1930 г. договором.

Турция предпринимала необходимые действия для ликвидации устаревшей системы внешней торговли. Первого октября 1929 г. вступила в силу ценовая система таможенных платежей, так как из-за несовершенства таможенных пошлин резко сократился экспорт. Изменения в таможенной сфере, связанные экспортом и импортом хозяйственных товаров, продолжающиеся и в дальнейшем до 1933 г., способствовали ввозу в страну товаров, в частности и сельскохозяйственного оборудования. Эти изменения способствовали также снижению роста бедности. Начиная с 1933 г. турецкое правительство предпринимало меры по осуществлению внешних выплат и внедрению новых методов и нововведений в сферах баланса внешней торговли. Процесс глобализации товарообмена, начиная с 1933 г., замедлился. В контексте этого турецкое правительство следовало лозунгу: «Какая страна покупает у нас товар, у той же страны будем покупать мы». Новая система турецкой внешней торговли способствовала также улучшению системы торговли с Германией [19].

С 1929 по 1932 гг. на внешнем рынке Турции главным потребителем являлась Германия, после неё Италия, Франция, США и Англия. Начиная с 1934 г. торговля между Турцией и Германией увеличилась, а ввоз товаров в Турцию из Италии и Франции снизился. Ввоз гарантированных немецкой стороной товаров необходим был, прежде всего, сельскому хозяйству Турции. К началу Второй мировой войны экспорт турецких товаров составил 80-90%. Турция достигла больших успехов также за счёт нововведений в системе внешней торговли, среди которых двусторонние договоры по товарообмену с союзниками по внешнему рынку, и в первую очередь с Германией [20].

Мировой экономический кризис 1929–1933 гг. в Германии, в частности, ударил по той сфере, которая занималась только экспортом. Уменьшились поставки сырья и пищевых продуктов, пострадала также и система внешнего товарообмена. Однако уже в 1933–1934 гг. за нормальный в некотором смысле для кризиса отрезок времени восстановилась промышленность. Для преодоления состояния изоляции необходимы спешные нововведения. В 1934 г. Шахт выступает с предложением «Новая программа» [21]. В своих воспоминаниях Шахт пишет: «Я должен по, возможности, скорее в сфере внешней политики найти выход – страну, которая будет нуждаться в немецком сырье». 24 сентября 1934 г. предложенная Шахтом программа была одобрена [22]. Новой программой обязательно должны были руководствоваться все предприятия. Программа, в основном, имела отношение к внешнем экономическим связям Германии (в частности, к промышленным предприятиям Балканских стран и Южной Америки). Используя трудности экономического положения Турции, обусловленные мировым кризисом, руководители фашистского режима настаивали на заключении Турцией клирингового договора. Первый подобный договор был заключен в 1935 г. На первый взгляд подобный договор был выгоден для Турции. В действительности Германия получила возможность отдавать обесцененные марки, а взамен получать товар по высокой цене и в ограниченном ассортименте [23]. Поначалу турецкое правительство удовлетворял подобный товарообмен с Германией, однако, через некоторое время стало ясно, что такие взаимоотношения представляют угрозу для экономической независимости Турции. Благодаря этой системе в экспорте Турции доля Германии из года в год увеличивалась, и к 1936 г. возросла почти в три раза по сравнению с 1933 г. Руководители фашистской Германии уверяли Турцию, что они платят за турецкие товары высокие цены. В действительности картина была совсем другой. На Балканах немецкая марка оценивалась 30-35 пиастрами, между тем в Турции она стоила 50 пиастров. Таким образом, Турция за немецкие товары платила намного дороже, чем балканские государства. Германия, пользуясь тем, что делает закупки по низким ценам, экспортировала даже не имеющие спроса товары. В дальнейшем эти товары перепродавались в другие страны. С целью ослабления экономических связей Турции на мировом рынке Германия предпринимала различные шаги [24].

Выше уже говорилось, что германо-турецкий экономический договор, который был заключён 27 мая 1930 г., явился основанием для дальнейшего взаимного усовершенствования системы торговли. 10 августа 1933 г. Немецкий банк и Центральный банк Турции заключили договор, согласно которому импорт товаров между двумя странами должен быть равноценным, оплачиваться собственными деньгами, и не должно образовываться остатка счёта месячного банковского баланса. 10 августа 1933 г. был составлен протокол о товарообороте и оплате. С момента ввоза товара гарантом является принимающее государство. За немецкие товары Турция должна была платить только наличными, что ещё более ускорило вывоз немецких товаров по сравнению с турецким экспортом [25]. В 1934 г. экспорт и импорт между двумя странами достиг 40%, в результате этого Турция более не нуждалась в другом внешнем партнёрстве.

В это время Советский Союз старался найти новые пути для увеличение экспорта в Турцию. Такую же политику проводили Англия и Франция. Несмотря на предпринятые меры, товарооборот этих стран с Турцией не превысил 10% барьер. Влиятельная роль Германии в Турции объясняется также тем, что в различных отраслях турецкой промышленности немецкие крупные предприятия занимали лидирующие позиции [26].

Таким образом, можно сказать, что, начиная с 1933 г. германо-турецкий товарооборот переживал подъём. Германия была единственной промышленной страной, которая импортировала различные турецкие товары и их оплату производила вовремя [27].

В 1935–1939 гг. 66% турецкого экспорта составляли продовольственные товары, 28% сырьё: хлопок и шерсть. Большую часть экспортируемых производственных товаров составляли продукты питания, затем табак – 23,6% , зерновые и фрукты – 11,2%, фураж – до 4,9%. Экспорт Турции в Германию в 1933 г. составлял 17,1 млн. марок, а в 1936 г. возрос до 43,3 млн. марок, экспорт промышленного сырья в 1933 г. составлял 18,9 млн. марок, а в 1936 г. составил уже 71,5 млн. марок. Наряду с сельскохозяйственными товарами Германия проявляла большой интерес к горнодобывающая промышленность Турции, 6% добытого сырья экспортировалось, и первое место занимали хром и медь [28].

Одной из главных задач турецкого правительства являлось увеличение объёма экспорта, что в свою очередь дало бы импульс для развития наиболее быстрыми темпами горнодобывающей промышленности. Из года в год увеличивающийся экспорт товаров позволил Турции изыскать средства для выкупа у иностранных предприятий как своих месторождений, так и железнодорожных линий. Появились также несколько отраслей химической промышленности.

Таким образом, с 1930 гг. наблюдалось некоторое развитие лёгкой промышленности, путей сообщения и транспортных средств. По этой причине Турция отказалась от импорта многих зарубежных товаров. Однако, она была вынуждена закупать за рубежом оборудование, запчасти для него и другие материалы. Наблюдался прогресс и в области строительства, которые был обусловлен оживлением иностранных инвестиций и особенно деятельностью банка «Эти», основанного в апреле 1935 г. [29].

Первый этап развития турецкой промышленности характеризовался равномерным развитием разных отраслей, а второй этап начался с 1927 г., сопровождался инвестициями внешнего капитала, но ощутимые успехи в этой области начались с 1933 г. Турецкое правительство желало при помощи горнодобывающей промышленности занять на внешнем рынке весомое место. Ситуация внутри страны и международное политическое положение настойчиво диктовали руководящим кругам Турции срочно предпринимать шаги, направленные на развитие национальной экономики.

Германия интересовалась также турецким транспортом, особенно железнодорожным сообщением. К этому времени Турция имела 4113 км железнодорожных линий. В восточной Анкаре и прибрежных зонах Чёрного моря железной дороги ещё не было, и одной из основных задач правительства являлось её строительство. Продолжался также процесс выкупа у иностранных предприятий турецких железнодорожных линий. Анатолийская железная дорога, которая была построена в 1920 г. при финансировании Германии, нуждалась в изменениях и переоснащении новым подвижным составом. Уже в 1937 г. государство имело 6340 км железной дороги, а в руках иностранных компаний оставалось всего 509 км.

Германия также являлась главным поставщиком оружия, в котором нуждалась Турция. Германо-турецкое военное союзничество началось ещё с 1935 г. Министр финансов Турции по этому поводу обратился в немецкий концерн «Круп», чтобы импортировать также тяжёлую военную технику и самолёты. Этим турецкое правительство хотело сделать ещё более тесными отношения с немецким концерном «Круп». Во время переговоров Турция представила программу стоимостью 25 млн., которая касалась военной отрасти. 4 декабря 1934 г. на заседании, созванном по инициативе правительства, программа была утверждена, но должна была быть ещё верифицирована председателем и министрами финансов и обороны. Германия со стратегической точки зрения большое внимание уделяла Турции, оно ещё более усилилось с 1936 по 1939 гг. За этот период времени десятки немецких военных специалистов были привлечены в различные роды войск, часть из которых преподавала в военной академии в Стамбуле. Накануне Второй мировой войны вклад капитала Германии в турецкую экономику составлял примерно 80 млн. долларов [30].

Из изложенного следует, что турецко-германские отношения в 1920-е гг. наращивали темпы развития, особенно в области экономики, и этот процесс усилился в 1930-е гг., что проявилось в строительстве предприятий, в развитии аграрного сектора, в усилении военно-политического влияния Германии в Турции. Германия в 1930-е гг. стала выходить на первое место по объёму товарооборота с Турцией.

Примечания

1.Гасратян М.А., Моисеев К.П., Цыбульский В.В., Шамсутдинов А.М. Новейшая история Турции. М., 1968. С. 140.
2.Treue Wilhelm. Das Dritte Reich und die westmächte auf dem Balkan zur Struktur der Außenhandelpolitik Deutschlands, Großbritanies und Frankreich. P.45-48.
3.Ibid.
4.Deutsche Geschichte. Karl Joseph Hummel. 1998 München. P.88-91.
5.Grimm Hans. Politik und wirtschaft in der Krise. 1930-1932. P .214-216.
6.Ibid.
7.Jäscke, Gotthard. Geschichter der Türkei seit dem Waffenstillstrand von Mudros. Handuch des Orientalistik, 6, Köln 1952. P.287-290.
8.Ibid.
9.Reichsorganisationsleiter der NSDAP, organizationbuch der NSDAP, München 1938. S. 84.
10.Das dritte Reich und die Welt. Charles Bloch, Ferdinant Schönigh. München 1986. S. 45.
11.Jäscke, Gotthard. Geschichter der Türkei seit dem Waffenstillstrand von Mudros. Handuch des Orientalistik, 6, Köln 1952. P. 295-297.
12.Eschenburg. Theodor. Franz von Papen. S.153.
13.Ibid.
14.Die türkische Frage. Wie Deutschland Zukunft entschieden wird. von Peter Winkelvoß von FZ 6g. Taschenbuch-15. Oktober 2008. S. 23.
15.Речь идёт об Оси Берлин-Рим-Токио 1925 г. Гитлер в Берлине принимает Бенито Муссолини, и обсуждает с ним дальнейшее функционирование Оси.
16.Eschenburg. Theodor. Franz von Papen. S.185.
17.Ibid. S.186.
18.Kuhn Axel. Hitlers aussenpolitische Programm. Stuttgart 1970. S.47-50.
19.Jäscke, Gotthard. Geschichter der Türkei seit dem Waffenstillstrand von Mudros. Handuch des Orientalistik, 6, Köln 1952. P. 300.
20.Ibid.
21.Grimm Hans. Politik und wirtschaft in der Krise. 1930–1932. P.214-216.
22.Ibid. С. 217.
23.Deutsche aussenpolitik. Enzyklopädie Türkei Geschichte 9. München 1990.
24.Frankel Joseph. Die Aussenpolitische Entscheidung. Köln, 1965. P. 77.
25.Bernd Jügen Wendt. Deutschland von 1933 bis 1945. Hannover, 1995. P.108.
26.Ibid.
27.Grimm Hans. Politik und Wirtschaft in der Krise. 1930–1932. P. 368.
28.Heinz Halm. Arnold Hottinger und Hans Georg. Die Tüker und die türken in Duetschland. P. 482.
29.Ibid.
30.Jascke Gotthand Geschichte der Türkei seit dem Waffenstillstrand von Mudros. Köln, 1952. P. 312.

Оцените публикацию:
 (голосов: 1)
| Раздел Публикации » Манукян А.С., 2 курс, магистратура (1) | написал watch_out | просмотров: 823 |