Факультет истории, социологии и международных отношений (ФИСМО)

Кубанского Государственного университета

Логин:

Пароль:

| Лента публикаций

Доклады (ч. III)

Публикации » Доклады (ч. III)

Секция 12. Италия вчера, сегодня, завтра


Ратушняк Игорь Олегович

(5 курс, «Зарубежное регионоведение», ОФО)


La strategia della politica estera italiana nella regione del Medio Oriente (2001–2011)


L’attualità del questo rapporto è collegata con la consapevolezza del ruolo moderno della regione di Medio Oriente sia per l’Italia, che per tutta l’Europa e in qualche modo anche per tutto il mondo. Durante tutta la sua storia il Medio Oriente stava uno dei più importanti centri di politica, economica, religione e cultura. L'espressione Medio Oriente indica nell'uso comune la regione occupata dalle nazioni dell'Asia sud-occidentale, dall'Iran alla Turchia. I sei principali gruppi linguistici dell'area sono il persiano, l'arabo, l'ebraico, l'assiro, il curdo e il turco. La regione è la patria delle due religioni maggiori – il Cristianesimo e l’islam e anche l’ebraismo e lo zoroastrizmo. Qui esistevano dei stati antichissimi del nostro pianeta: Antico Egitto, i Sumer, Babilonia, Persia. La mappa moderna del Medio Oriente era formata dopo la Prima guerra mondiale, quando l’Impero Ottomano si era diviso su stati separati. Un evento molto importante nella storia del Medio Oriente è stata la fondazione dello Stato d'Israele. L'area mediorientale possiede ricchissime risorse naturali che ha dato alla regione un nuovo valore politico ed economico nel Ventesimo secolo.

Oggi sulla territoria del Medio Oriente si trovano tali stati come Afganistan, Bahrain, Egitto, Israele, Iraq, Iran, Libano, Emirati Arabi Uniti, Siria, Arabia Saudita, Turchia. La regione è noto con la sua instabilità politica, l’abbondanza dell’arma. I problemi più attuali sono il conflitto arabo-israeliano, la guerra in Iraq e le sue conseguenze, la minaccia dell’agressione possibile di Israele e degli Stati Uniti contro Iran.

Il significato geografico ed economico del Medio Oriente, i ricchi risorsi dell’olio, la presenza delle contradizioni e conflitti etnici e religiosi causa la tendenza delle grande potenze mondiali di sviluppo e sostegno della sicurezza nella regione e di rafforzamento delle loro posizioni ed interessi nazionali.

In questo contesto l’Italia ha una posizione speciale perche era sempre stata strettamente collegata con il Medio Oriente come un sottosistema regionale nel complesso del Sistema di sicurezza del Mediterraneo. “All’inizio del ventunesimo secolo l’Italia ha iniziato una ristrutturazione del sistema politico coniugata con le rettifiche della politica estera. Gli sforzi della diplomazia italiana nel nuovo secolo erano destinati ad entrare sulla scena internazionale come un generatore di sicurezza reale, ma non solo come il suo consumatore – il partecipante delle organizzazioni ed accordi passivi”.

Nel 2001 nell’Italia al potere viene La Casa delle Libertà. È stata la coalizione del centro-destra italiano, fondata nel 2000 e guidata da Silvio Berlusconi. Il nuovo governo era affrontato un compito difficile – formulare la rinnovata strategia dello stato italiano nelle condizioni di un formando ordine mondiale globale. Il governo di Berlusconi ha tentato ad usare la partecipazione nella campagna contro Iraq per rafforzare l’influenza dell’Italia nei processi regionali e mondiali. Ma questo tentativo non aveva successo riducendo la popolarità della coalizione e anche l’influenza italiana nel campo dei paesi europei.

Nell’aprile del 2006 il governo è stato guidato dal leader del centro-sinistra Romano Prodi. Sono stati presi le modifiche chiare nel orientamento della politica estera italiana particolarmente in relazione alla regione del Medio Oriente.

All’inizio del ventesimo secolo la presenza militare italiana nel Medio Oriente era implementata nell’ambito delle missioni di “peacekeeping” dall’ONU. Tali sono: United Nations Truce Supervision Organization in Palestina, United Nations Interim Forces in Lebannon, Temporary International Presence in Hebron ed anche la missione “Antica Babilonia nell’ambito della coalizione contro terrorismo in Iraq.

La diplomazia italiana come la maggior parte delle altre diplomazie europee, tradizionalmente considerava il conflitto arabo-israeliano come nucleo di tensione in Medio Oriente. Con la propria volontà diplomatica nel processo di pacificazione nel problema arabo-israeliano, l'Italia è stata tale parte che i ricercatori occidentali hanno chiamato “le tentative separate” di risolvere il conflitto. Il governo italiano è un forte sostenitore del importante processo decisionale sul problema arabo-israeliano, il cosiddetto “quartetto di mediatori” che comprende l'ONU, l’Unione europea, gli Stati Uniti e la Federazione russa.

LA diplomazia italiana ha sottolineato che la soluzione del conflitto arabo-israeliano è impossibile senza prendere in considerazione le opinioni di Siria e Libano, e le trattative con loro. Il Libano è uno dei paesi chiave del Medio Oriente. L’Italia è uno dei suoi partner più importanti in entrambi di settori politico-economico e del commercio. Durante il conflitto tra Israele e "Hezbollah", nell'estate del 2006 l'Italia ha lanciato una conferenza internazionale a Roma il 26 luglio, il cui scopo è stato uno studio della conclusione di una tregua pace tra le parti del conflitto e l'inizio del processo di ricostruzione. Nell'agosto del 2006, dopo la costituzione dell cessate il fuoco governo italiano si è affrettato ad esprimere la sua volontà di attuare la risoluzione 1701 del Consiglio di Sicurezza che proroga la missione di pace dell'ONU in Libano, con un'ampia partecipazione delle forze armate italiane, nonostante le forti critiche da parte delle forze di opposizione in Italia. Il 19 agosto 2006 il Senato italiano ha adottato la decisione di inviare 3.000 soldati nel Sud Libano. Dal 2 febbraio 2007 il Generale italiano Claudio Graziano guida la Maggiore Comando di UNIFIL. Come parte della missione le forze italiane hanno dato un contributo diretto alla ricostruzione post-bellica del Libano.

La missione italiana "Antica Babilonia" in Iraq è stata autorizzata dalla legge 218 del primo agosto 2003, in base al quale il contingente militare italiano è stato affidato un certo numero di funzioni come il mantenimento del ordine, la distribuzione di aiuti umanitari, la fornitura di infrastrutture e servizi prioritari. Ritiro mirato delle truppe italiane da questo paese è iniziato nel giugno 2006, quando la decisione è stata approvata dal parlamento italiano. Entro la fine di giugno in Iraq ci erano rimasti solo 1.600 italiani. Quest'ultimo gruppo di peacekeepers italiani ha lasciato l’Iraq il secondo dicembre 2006.

Per quanto riguardo la partecipazione dell’Italia in Afganistan nel mese di aprile 2011 durante una visita alle forze italiane in Afghanistan, il presidente della Camera dei Deputati Gianfranco Fini ha detto che il ritiro delle truppe italiane dall'Afghanistan dovrebbe essere previsto entro la fine del 2014. Così , la forza della missione in Italia nel Medio Oriente è stata utilizzata dal governo per rafforzare la sua immagine di grande forza che agisce nella politica mondiale, l’integrazione strategico nella regione molto importante dal punto di vista economico, nonché di mantenere un rapporto speciale con gli Stati Uniti.

L'Italia è stato il primo paese europeo a permettere all'Iran di rompere l'isolamento diplomatico dopo la rivoluzione nel 1979, diventando per questo stato un tipo di " finestra" all’Europa occidentale. Il dialogo iterstatale con l'Iran è stata effettuata al più alto livello dal momento dell'elezione del presidente iraniano Mohammad Khatami. Nonostante la sfavorevole reazione della maggior parte dei paesi europei, l'Italia continua a mantenere un dialogo aperto con Teheran basato su un rapporto bilaterale storicamente forte, e cerca di contribuire alla normalizzazione delle relazioni tra l'Iran e il mondo occidentale.

Così, l'Italia ha un interesse diretto nella possibilità di vari gradi coinvolta nel controllo della situazione in Medio Oriente, perché qualsiasi conflitto qui potrebbe avere un aumento dei migratori illegali molto indesiderabile.

Inoltre, l’Italia è seriamente interessato nello sviluppo economico dei paesi mediorientali e nella loro graduale integrazione economica all’Unione Europea. Politica estera italiana ha tradizionalmente una dimensione economica, essa è dominata dal pragmatismo e inseguimento dello scambio libero e della cooperazione umanitaria da tutti i lati possibili.

Il coinvolgimento graduale dell'Unione Europea nelle missioni militari nella regione stimolato dall’Italia che ha incontrato l'atteggiamento leale degli Stati Uniti ed Israele, può essere considerato come un grande successo della diplomazia italiana. Forse in futuro segnerebbe l'inizio di una politica estera più assertiva e l’acquisizione di uno status più alto nella politica internazionale.

Секция 13. Испанский язык


Пикалёв Андрей Анатольевич

(3 курс, «Зарубежное регионоведение», ОФО)


Alhambra


El palacio de Alhambra (que en árabe significa el palacio rojo) es el palacio antiguo y la fortaleza de los soberanos moros en el sur de España. A pesar de los años largos de la decadencia, el vandalismo y a veces restauración irrazonable Alhambra es uno de los mejores ejemplos de la arquitectura árabe en Europa. Durante su historia el castillo fue la residencia de los monarcas no solo musulmanes, sino cristianos, y no hace mucho se convertió al museo y una de las notabilidades mas famosas de España.

La fortaleza Alcazaba fue la primera construcción de Alhambra. Se construyó en el estilo severo y frío. La fortaleza fue cercada por las murallas defensivas con unos torres. Los torres principales es el Torre del Homenaje de 22 metros de altura y el de la Vela de 24 metros. Antes dentro de Alcazaba estaban cuarteles, pero ahora en su lugar hay solo ruinas.

Sin duda la notabilidad más principal de Algambra es Palacios Nazaries. El complejo de los palacios incluye tres partes independientes: el Mexuar, el Palacio de Comares y el Palacio de los Leones.

Mexuar fue utilizado por los reyes moros para celebrar asuntos oficiales. Ese parte de Palacios Nazaries se destruyó despues de la Reconquista. Aquí se puede destacar la Sala del Mexuar decorada por unos azulejos diferentes y citas de Corán, y además el Patio del Mexuar a lo que la fachada del Palacio Comares da.

La construcción del Palacio Comares, que fue la residencia oficial de los emires, data de la gobernación de Yusuf I. Él está adornado por azulejos de muchos colores y tallado en paredes. El Palacio rodea el Patio de los Arrayanes con un estanque muy bonito. Se distinga por la armonía de las formas y las galerías originales.

El Torre de Comares es el más alto en Alhambra, su altura es 45 metros. En el salón de los Embajadores, que está dentro del Torre de Comares, los emires se encontraban con los políticos y diplomáticos de los países diferentes. Este salón es el más majestuoso en el Palacio Comares. La bóveda esférica del Salón está decorado con mosáico de 8000 partes. Es un lugar con un contenido poético muy rico, distintas composiciones, alabanzas a Dios y al emir y también algunos fragmentos del Corán. Cada centímetro de la pared está cubierto por algún elemento decorativo.

Al lado del Palacio Comares está situada otra residencia de los emires el Palacio de los Leones. En él hay muchos salones, por ejemplo, Sala de las Dos Hermanas, Sala de los ajimeces y mirador de Daraxa, Sala de los Abenserrajes, Sala de los Reyes y Sala de los mocárabes. El elemento muy interesante de la decoracón de esas salas es mocárabes, a veces contenidos 4000 partes pequeñas.

El Patio de los Leones quizás sea uno de los lugares más famosos en Alhambra, es su símbolo. El patio está rodeado por las galerías largas con arcas apoyadas en 124 columnas. En el centro del patio está un fuente maravilloso con las esculturas de 12 leones, que es el más glorioso monumento del arte árabe en España. En el Patio de los Leones pasaba la vida privada de los emires, qquí ellos descansaban y recibían a los huéspedes.

Al lado de Alhambra se extiende el Generalife. Es la villa con jardines utilizada por los reyes musulmanes de Granada como lugar de retiro y descanso. La parte más importante está constituida por sus jardines, fue concebida como villa rural, donde jardines ornamentales, huertos y arquitectura se integraban.

Alhambra es el lugar único, que se ha conservado toda la belleza y el hechizo de la arquitectura de los árabes y donde se encuentran Este y Oeste.

Секция 16. История России


Синчина Евгения Владимировна

(4 курс, «История», ОФО)


Из истории удельного имения Абрау-Дюрсо


Одним из самых красивых мест Краснодарского края является поселок Абрау-Дюрсо, расположенный в 23 км от г. Новороссийска. Здесь находиться крупнейшее озеро края Абрау, что в переводе с тюркского «обрыв, провал». Вокруг горные склоны, которые греет южное солнце. В долине реки Дюрсо издавна растут виноградники, прославившие эти земли. В этом месте когда-то и располагалось удельное имение, принадлежавшее царской семье. Это имение оказало огромное влияние на развитие виноградарства и виноделия Кубани, а также оно подарило России отечественное шампанское высокого качества. На сегодняшний день завод «Абрау-Дюрсо» фактически единственный производитель шампанского в России, использующий исконную технику приготовления шампанского (бутылочный способ) [1], помимо резервуарного метода. Также сохраняется и история абрауского виноделия, её нередко используют как в качестве рекламы для улучшения продаж, так и для привлечения туристов. С каждым годом появляется всё больше желающих узнать историю «Абрау-Дюрсо», о чем свидетельствует популярность музея завода, многочисленные статьи, интерес к выставкам вин «Абрау-Дюрсо».

Несмотря на уникальность, история виноградарско-винодельческого имения Абрау-Дюрсо в историографии представлена довольно немногочисленными работами. Их можно разделить на дореволюционную, советскую и современную историографию. К дореволюционным работам следует отнести историко-статистический труд «Виноделие в России» (том II, 1896 год) М. Балласа, работу Г.А. Барбера «Виноградарство» (том I, 1912 год), а также сборник «Столетие уделов» (СПб. 1897).

Советская историография представлена работой В.Н. Черникова «Абрау-Дюрсо, 1870 – 1920 гг.» (Труды Краснодарского педагогического института. №4, 1963 год), коллективным трудом Ю.Ф. Фисенко, Н.В. Фисенко, Ф.А. Коваленко «Виноделие Кубани» (Краснодар, 1979). Немного общих сведений об истории удельного имения Абрау-Дюрсо можно почерпнуть в томе I «Большой Советской энциклопедии» (под редакцией О.Ю. Шмидта) за 1926 год. В 1981 году был издан небольшой по объему научно-популярный сборник «Волшебные гроздья» (составитель Б.А. Анашкин).

В настоящее время появляются многочисленные статьи в журналах, газетах, энциклопедиях, на интернет-сайтах – однако, несмотря на количество, качеством они не отличаются: информация, как правило «переписывается», отсутствуют ссылки на источники, нет упоминания новых фактов. На официальном сайте [2] завода «Абрау-Дюрсо» постепенно появляются некоторые исторические сведения, размещены короткометражные документальные фильмы об истории «Абрау-Дюрсо». Нынешний глава завода «Абрау-Дюрсо» Титов Ю.Б. написал книгу «Тайны Абрау-Дюрсо» (Москва, 2010), в которой также дает общие сведения о виноделии хозяйства со 140-летней историей. Книга интересная, но, к сожалению, выпущена небольшим тиражом и не доступна широкой публике. Упоминает об удельном имении «Абрау-Дюрсо» И.Зимин в книге «Царская работа. XIX – начало XX в. Повседневная жизнь российского императорского двора» (М. – СПб., 2011). Новизной фактов и структурированностью отличается работа Е.А. Симанович (Щербинина) «Удельное имение Абрау-Дюрсо» (Вопросы истории Кубани XIX – начала XX вв. Сборник научных трудов. Краснодар, 2001). Также автор хронологически разделила на периоды историю удельного имения и дала им характеристику. Особый интерес для дальнейшего исследования имеет обширное количество источников по данной теме. Они представлены документами ГАККа и его филиала в г. Новороссийске. Собственно фонд №1, посвященный имению Абрау-Дюрсо находиться в Новороссийске и содержит 1202 дела, которые охватывают период с 1870-х гг. до 1919г. [3]. Несомненно, перед исследователями стоит задача изучить эти документы и предоставить новые, может быть еще неизвестные факты истории удельного имения. История Абрау-Дюрсо, как удельного имения начинается во второй половине XIX в. и заканчивается после Октябрьской революции 1917 г. В 1870г. Черноморский округ посетил граф Ю.И. Штейнбок, бывший управляющий Департаментом Уделов. Ему понравились земли у озера Абрау и речки Дюрсо. Затем последовал указ императора Александра II от 25 ноября 1870 г., в котором говорилось о создании удельного имения с названием «Абрау-Дюрсо» [4].

Большую роль в становлении Абрау-Дюрсо, как виноградарско-винодельческого хозяйства, сыграл агроном Ф.И. Гейдук. Он был направлен в Абрау-Дюрсо для выбора участка, на котором предполагалось создать конный завод [5]. Знакомый с культурой винограда Ф.И. Гейдук, оценив природно-климатическую специфику земель, решил переубедить руководство, написав такие строки: «Северо-Западное побережье Кавказа представляет из себя одну из лучших в мире местностей для культуры винограда. Здесь открыта новая Калифорния для вин. Трудно отыскать в мире какую-нибудь, хотя бы сходную местность. Ни Бургундия, ни Шампань, ни Кахетия, а тем более Крым не могут служить примером и прообразом для полного подражания» [6]. Благодаря усилиям Ф.И. Гейдука первые виноградники были заложены в 1874 г., а к 1894 г. было около 150 га виноградных плантаций. Гейдук внедряет здесь длинную обрезку, вместо принятой короткой – «крымской». Он следит за сортами винограда (бордо, рислинг, сотерн и т.п.) в местных условиях, обучает рабочих и местных жителей уходу за насаждениями, проводит агрономические исследования причерноморской зоны [7]. Первый урожай винограда был получен в 1877 г. Так вскоре основной отраслью хозяйства удельного имения Абрау-Дюрсо становиться виноградарство и виноделие.

По прошествии нескольких лет вина из Абрау-Дюрсо выходят за пределы края и даже империи. В 1883 г. во Всемирной выставке в Чикаго (США) участвовал рислинг из Абрау-Дюрсо. В 1884 г. на выставке в Ялте Рислинг Абрау получает золотую медаль [8]. Доходы имения значительно растут. В 1891 г. управляющим удельным виноделием назначен князь Л.С. Голицын – основоположник крымского виноделия. С этого же года в Абрау-Дюрсо начинают высаживать ранние сорта винограда: мускат, совиньон, траминер, пино-блан, пино-фран и т.д. Строиться дорога между удельным имением и Новороссийском. В 1894 г. по указанию Голицына создается подвал на 10 000 ведер вина, а в 1897 г. таких подвалов будет уже пять [9]. В подвалах сосредотачивается производство шампанского. В 1896 г. под руководством французских специалистов выпущены первые 16 000 бутылок абрауского шампанского. Они предназначались только для императорского двора [10]. Именно производство шампанского прославило Абрау-Дюрсо. Талантливые виноделы, которые работали в удельном имении давно отмечали сходство этих земель с землями французской провинции Шампань, которая подарила миру игристое вино с названием, ставшим нарицательным - «шампанское». Главное управление Уделов, заинтересованное идеей производства своего российского шампанского, направляет своих служащих во Францию и приглашает французских виноделов в Абрау-Дюрсо. Им предстояло создать российское шампанское, которое бы качеством не уступало французскому. В 1898 году выпущены первые 25 000 бутылок шампанского марки «Абрау». Шампанское отправляют не только в другие города империи – Петербург, Москва, Варшава, Тифлис и др., но и в другие страны – Италия, Великобритания (в 1907 г. на 3 года разрешена продажа российского шампанского), США [11]. Абрауское шампанское продолжает участвовать в выставках.

После заграничной стажировки в 1904 году возвращается в Россию А.М. Фролов-Багреев, подающий надежды химик-винодел. Его направляют работать шампанистом в Абрау-Дюрсо. С началом Первой русской революции Фролов-Багреев поддерживает рабочих в их борьбе за права, за что его отправляют в ссылку в Сибирь [12]. Но он еще вернется в Абрау-Дюрсо в 1920-е гг. и станет основателем школы советских шампанистов… В июле 1905 г. в удельное имение приезжает французский специалист по игристым винам Виктор Дравиньи по рекомендации известного шампаниста из Эперне. Прибыл он с семьей – женой и сыном, за время его 14-ти летней работы в Абрау-Дюрсо у него родилось 5 детей. Также с ним приехали 8 французских специалистов вместе с семьями. Виктору Дравиньи удалось поднять качество абрауского шампанского, оно стало классическим и ни в чем не уступало французскому. За свои высокие заслуги Дравиньи в 1909 г. был награжден Николаем II золотыми часами с цепочкой, а в 1913 г. на выставке в Петербурге по указу императора французскому мастеру был вручен золотой портсигар с изображением из бриллиантов двуглавого орла. Дравиньи серьезно относился к своей работе, был требователен и справедлив. В знак уважения рабочие и служащие имения подарили французу бокалы. Все эти реликвии до сих пор хранятся в семье Дравиньи, которая проживает во Франции [13]. Одним из самых доходных винодельческих предприятий среди удельных имений Абрау-Дюрсо стало приблизительно к 1914 г. Хозяйство имения оценивали в 10 млн. рублей. Доход имения в год составлял 1 млн. рублей. Площадь имения равнялась 242 га. В связи с началом Первой Мировой войны В.Дравиньи и другие французские специалисты были призваны в армию Франции. Их семьи остались в имении. Император Николай II вскоре направил президенту Франции Раймону Пуанкаре письмо с просьбой разрешить В. Дравиньи как можно скорее продолжить работу в удельном имении Абрау-Дюрсо [14]. В июне 1915 г. Дравиньи прибыл в Абрау-Дюрсо и продолжил свои опыты с игристыми винами. Однако в условиях войны ухудшилось и положение удельного имения Абрау-Дюрсо: нарушились торговые связи, сократились доходы, не хватало рабочих рук, привозного материала и инвентаря.

Виктор Дравиньи руководил подвалами игристых вин удельного имения до 1919 года [15]. Но в апреле указанного года, несмотря на все его попытки продолжить производство абрауского шампанского в тяжелых условиях Гражданской войны, он вынужден был покинуть Россию, так и не передав свой опыт изготовления классического шампанского. Его метод был утерян и пройдет еще много времени, прежде чем, советские виноделы сделают отечественное шампанское высокого качества, сравнимое с французским. С отъездом Виктора Дравиньи фактически и закончилась история удельного имения «Абрау-Дюрсо».

Становление виноградарства и виноделия Абрау-Дюрсо начиналось в очень трудных условиях – не было особой поддержки со стороны государства и местных властей (относились критично, временами даже забрасывалось); необходимость рынков сбыта; существовала конкуренция, как с российскими крупными виноторговцами, так и с иностранными. Особенно тяжело было соперничать с французскими винами – российская элита (дворяне, помещики, купцы) считала, что употребление этих вин – признак хорошего тона. Для простого народа качественные вина были просто недоступны в силу их стоимости – поэтому выбирали более доступный алкогольный напиток – водку.

С другой стороны Абрау-Дюрсо удалось добиться значительных успехов. Расширилось производство и увеличились площади виноградников. Продавали и распространяли посадочный материал по всему краю. В Абрау-Дюрсо обучали работников, многие из которых потом стали специалистов в области виноделия и виноградарства. Также работали с высококачественными европейскими сортами, благодаря которым можно было получать хорошие виноматериалы и вина. Удалось наладить производство классического шампанского по французскому методу, которое высоко оценили в России и за рубежом.

Удельное имение «Абрау-Дюрсо» можно по праву считать столицей российского шампанского. Утвердиться в этом звании в России и в мире во многом помешали Первая Мировая война, революция, Гражданская война, которые основательно разрушили виноградарско-винодельческое хозяйство.

Примечания:

1. Графова М. Специальные вина // Вина мира. М., 2010. С.144.
2. Сайт Русского Шампанского Дома «Абрау-Дюрсо» // http://www.abraudurso.ru. Дата: 04.04.2012.
3. Путеводитель по государственным архивам Краснодарского края. Краснодар, 1963. С.324-325.
4. Симанович Е.А. Удельное имение Абрау-Дюрсо. С.92 // Вопросы истории Кубани XIX – начала XX вв. Сборник научных трудов. Краснодар, 2001.
5. Фисенко Ю.Ф., Фисенко Н.В., Коваленко Ф.А. Виноделие Кубани. Краснодар, 1979. С.14.
6. Фисенко Ю.Ф., Фисенко Н.В., Коваленко Ф.А. Там же. С.14.
7. Фисенко Ю.Ф., Фисенко Н.В., Коваленко Ф.А. Указ.соч. С.13-14.
8. Симанович Е.А. Указ.соч. С.94.
9. Симанович Е.А. Там же. С. 94 -95.
10. Зимин И. Царская работа. XIX – начало XX в. Повседневная жизнь российского императорского двора. М. – СПб., 2011. С. 350-351.
11. Симанович Е.А. Указ.соч. С. 97-98.
12. Фисенко Ю.Ф., Фисенко Н.В., Коваленко Ф.А. Указ.соч. С. 144.
13. Сайт Русского Шампанского Дома «Абрау-Дюрсо» // http://www.abraudurso.ru/#/dom/kinozal. Дата: 05.04.2012.
14. Сайт Русского Шампанского Дома «Абрау-Дюрсо» // http://www.abraudurso.ru/#/dom/kinozal. Дата: 05.04.2012.
15. Симанович Е.А. Указ.соч. С. 97.

Секция 18. Проблемы истории Великой Отечественной войны


Забияка Алина Алексеевна

(4 курс, «История», ОФО)


Воспоминания из семейного архива как источник по истории Гражданской войны на Кубани


Гражданская война, являясь одной из самых драматичных страниц в нашей истории, всегда будет привлекать к себе внимание исследователей. Особенности современного освещения Гражданской войны, в том числе и на Кубани, заключаются, на наш взгляд, в том, что из одной крайности историки попали в другую: современная историография уделяет основное внимание деятельности не Советской армии, а белогвардейцев. Однако мы уверены, что при изучении такого сложного и многогранного явления, каким являлась Гражданская война, чрезвычайно актуально внимательное изучение документов обоих лагерей. По этой причине мы надеемся, что использованные в данной работе неопубликованные исторические источники из личного архива семьи Забияка – а именно, несколько воспоминаний о героической деятельности красных партизан в горном Закубанье в период Гражданской войны, – дополнят существующее представление о войне новыми важными фактами, возможно, не всегда бесспорными, но тем не менее, заслуживающими внимания историков.

Целью данной работы является освещение малоизвестных событий Гражданской войны в нашем крае по материалам воспоминаний непосредственных активных участников революционного и антиденикинского движения в Закубанье, руководителей Краснопартизанского отряда станицы Бакинской Екатеринодарского отдела.

Основным и наиболее подробным источником данной работы стали «Воспоминания о революционном движении в станице Бакинской» Ивана Поликарповича Забияки (1892–1969 гг.) – начальника штаба Краснопартизанского Бакинского отряда. До революции И. П. Забияка являлся старшим урядником Кубанского казачьего войска, в Первую мировую войну воевал на Персидском фронте в составе корпуса генерала Баратова. Следующий источник – «История Краснопартизанского Бакинского отряда» Федора Моисеевича Мартышевского (годы жизни неизвестны) – активного революционного деятеля Закубанья, организовавшего упомянутый отряд. И, наконец, «Воспоминание» Алексея Александровича Гумянова (род. в 1898 г., год смерти неизвестнен) – артиллериста Северо-Лабинского полка, затем красного партизана.

Большую информативную ценность представляют также интервью и беседы И.П. Забияки, Ф.М. Мартышевского, Ф.Е. Огурцова и А. Т. Шевченко в нескольких номерах горячеключевской газеты «По пути Ильича» 1957 года выпуска.

Все эти документы созданы к 40-летию Октябрьской революции, что, несомненно, не могло не отразиться на освещении описываемых событий (имеются в виду идеологические штампы, неточности в датах и фамилиях), но в целом события воссозданы достоверно, что подтвердили многочисленные боевые товарищи авторов.

О чем же повествуют данные источники?

С декабря 1917 г. вернувшиеся с фронтов трудовые казаки и иногородние Закубанья приступили к созданию инициативных групп и боевых революционных дружин, цель которых – установление путем агитации Советской власти в закубанских станицах и организация последующего похода на Екатеринодар. В частности, в станице Бакинской в доме И.П. Забияки в конце 1917 – начале 1918 г. собиралась подпольная большевистская организация, связанная с Екатеринодарским комитетом большевиков во главе с А.А. Лиманским. Нужно отметить, что далеко не все ее участники являлись тогда убежденными большевиками. Особенностью станицы Бакинской было наличие значительной прослойки богатых казаков, в том числе офицерского звания, что представляло большую угрозу для революционеров. Так, Ф. Мартышевский пишет, что станичный атаман, «плантатор-эксплуататор Колотий Хрисанф Гордеевич, и писарь Волкорез Герман Александрович всячески подрывали указанные начинания и тормозили работу, донося об этом в Екатеринодар … Они вызывали представителей из Екатеринодара для недопущения нашей агитации в пользу Советской власти» [1].

На окончательное решение бакинцев о свержении у себя атаманской власти повлияло установление власти Советов в станице Рязанской 9 января 1918 года, куда сразу же направились авторы воспоминаний, чтобы перенять опыт революционной борьбы. «Сначала, – рассказывал Мартышевский, – мы заехали в аул Габукай, там стояли части “Дикой дивизии”. Встретили нас чуть ли не в штыки. Мы уговаривали их помириться с большевиками, ведь всем надоело воевать. Но они, конечно, отказались…. Отправились в станицу Рязанскую. Хотя мы и собирались установить в станице [Бакинской] Советскую власть, все же большевиков мы не знали, думали, что они какие-то особенные люди. Подъезжаем к Рязанской, нас встречают люди с красными лентами. “Какие же, думаем, это большевики? Это же наши, казаки!” Приняли нас хорошо… Решение присоединиться к большевикам окрепло» [2].

Установление в Рязанской станице власти Советов напугало краевое правительство, и в Закубанье был направлен отряд во главе с членом Рады Султан-Шахим-Гиреем. Тогда с целью «не допустить развитие военных действий в беднейшей полосе Закубанья… и урегулировать все вопросы путем переговоров» к этому военному деятелю была отправлена делегация представителей местных станиц, в том числе Бакинской, но «Султан-Шахим-Гирей и его свита офицерства категорически заявили делегатам: “Никаких соглашений и переговоров с большевиками – разгромим большевиков”. После этого все 24 делегата просили Султан-Шахим-Гирея выделить делегатов только рядового состава от всех белогвардейских частей… Всех делегатов очень хорошо приняли, обстоятельно пояснили цель и задачу Советской власти…и через присланных белогвардейских делегатов был послан письменный ультиматум генералу Султан-Шахим-Гирею: в течение 24-х часов добровольно всем белогвардейцам сложить все оружие и боеприпасы и доставить в станицу Рязанскую большевикам, и пропустить все большевистские воинские части без боя в поход на Екатеринодар… По истечении 24-х часов большевики перешли в наступление и разбили белогвардейцев» [3].

11-го января 1918 г. (по старому стилю) в станице Бакинской была установлена Советская власть. Началось формирование Краснопартизанского отряда «с целью недопущения корниловских гостей и частей Кубанской Рады» [4] в Закубанье. Бывший кавалерийский командир А. Е. Попович отмечал: «Казачья беднота станицы Бакинской… в числе самых первых станиц бывшего Екатеринодарского отдела восстала против своей кулацко-казачьей атаманщины и свергнула ее. Когда в Екатеринодаре хозяйничала белогвардейская Рада, эта небольшая станичка – Бакинская – уже имела свой Красногвардейский отряд и вела активную борьбу с Кубанскими врагами революции» [5]. «В состав [Бакинского] Краснопартизанского отряда добровольно записалось 475 человек казаков и иногородних (население же станицы, по данным на 1914 г., составляло 4230 чел. – прим. автора доклада)… В станице Бакинской была организована база снабжения отряда продовольствием и всем необходимым» [6]. В первой половине февраля этот отряд помог свергнуть атаманскую власть в соседних станицах (Саратовская, Кутаисская, Мартанская, Суздальская, Черноморская). По данным авторов воспоминаний, «из большинства станиц прибыло в наш краснопартизанский отряд по 100 человек, изъявивших желание… и в общей сложности отряд достиг 1150 человек: пехоты – 300 чел., конницы – 100 чел., рота связи – 15 чел., саперная рота и 75 человек команды разведчиков» [7], не считая артиллерийской и санитарной частей.

В дальнейшем Бакинский отряд активно боролся с отступавшими из Екатеринодара под натиском Красной Армии белыми частями Бардижа, Улагая, Султан-Шахим-Гирея.

В начале апреля 1918 г. из Бакинского, Рязанского, Князе-Михайловского, Белореченского отрядов и Северо-Лабинского полка была организована 3-я Советская армия во главе с Костоглотом (имя и отчество этого командира нам неизвестно – прим. наше), которая приняла участие в обороне Екатеринодара от войск Корнилова. 13 апреля Л. Г. Корнилов погиб. В этой связи чрезвычайно интересную заметку оставил заместитель комбата Северо-Лабинского полка А. А. Гумянов: «Был убит сам генерал Корнилов нашим 1-м орудием… Был приказ командира полка Губина наградить [командира батареи] Курбатова и его заместителя Гумянова Орденами Красного Знамени», но «командир полка был убит, и наша награда погибла. [И. Л.] Сорокин много погубил хороших полководцев» [8]. Неизвестно, подразумевает ли Гумянов то, что генерала Корнилова убил снаряд именно Северо-Лабинского полка, или же он просто восхищается подвигом красных артиллеристов, даже не зная, какой именно части принадлежала эта заслуга, однако данные сведения, по нашему мнению, заслуживают внимательного рассмотрения. Ведь такие вопросы, как место расположения части, ведшей огонь по штабу Корнилова, и того, кто ею командовал, остаются, по признанию историков, не решенными окончательно [9].

В июне – июле 1918 г. на территории Закубанья, как и в других местах Советской Кубани, стали формироваться контрреволюционные соединения. С одним из них – бандой бывшего станичного атамана есаула Котлова - боролся Бакинский отряд. В банду внедрялись члены отряда, его командование неоднократно обращалось в Екатеринодарский исполком, «но в Екатеринодарских органах, по-видимому, имелось много контрреволюционных работников, и не принималось мер по нашим заявлениям». В итоге Котлов «внезапно ночью пообезоружил всех советских работников и активистов», намереваясь их казнить, «и ночью же тт. Мартышевский и Забияка ушли в Екатеринодар и сообщили…военному комиссару Волику Ф. Я. …о случившемся», и по распоряжению комиссара «был срочно направлен в помощь нам 1-й Екатеринодарский стрелковый полк под командованием тов. Демуса» [10], при помощи которого банда была ликвидирована.

10-12 августа 1918 г. (точная дата авторам неизвестна) в Бакинскую вступили белогвардейские части. Бакинский отряд, не успевший уйти вместе с главными частями Советской армии, скрылся в горах, где вскоре приступил к совместным партизанским действиям с отрядом Фаддея Евстафьевича Огурцова, организованного из жителей сел Безымянка, Фанагорийское, Хатыпс, Пятигорское. В Бакинской свирепствовал белый террор по отношению к семьям партизан: «Пытки, избиения, истязания производились в здании школы, а в ряде случаев врывались в дома по ночам… В качестве судей, приговаривавших к пыткам и к истязанию», были сестры вышеупомянутого есаула Котлова и их пособники [11]. Немало зажиточных иногородних перешло на сторону белых, причем «Петр Филатов-Мельник (пулеметчик у белых), …владелец мануфактурного магазина и медицинский фельдшер… приняты были в казаки за их активное пособничество белым. Все трое они…приходили на сходку почетных стариков и заявляли громогласно: “Не хотим быть большевиками, хотим быть казаками”»[12].

Закубанье являлось важной стратегической территорией деникинского тыла, так как вблизи располагались черноморские порты, откуда белые получали материальные поставки от стран Антанты. Следовательно, как и в Черноморском округе, необходимы были активизация краснопартизанского движения на этой территории и его успешная координация. Поэтому в июне 1919 г. Ф.Е. Огурцов был назначен командующим Краснопартизанской армией Кубанского округа, его отряд переименован в 15-й повстанческий батальон, а Бакинский отряд – в 16-й. И.П. Забияка сообщал: «[Бакинский] отряд к 1919 году вырос до 1200 человек, вел активные боевые действия, во многих боях участвовал » [13].

Ф.Е. Огурцов, однако, подчеркивал, что «связи с Екатеринодарским подпольным партийным центром установить долго не удавалось. В апреле 1919 года мы установили связь с центром через Агафию Трофимовну Шевченко [опытного партийного работника] и стали получать указания, что делать»[14].

Партизаны не только вели агитацию среди местного населения и насильно мобилизованных деникинских солдат, они отражали налеты карательных отрядов, а также внедрялись в белогвардейские части, изготавливали поддельные документы для cоветских работников. В январе 1920 г. бакинцами была налажена эффективная связь с узниками Екатеринодарской тюрьмы, где находились в заключении, в числе прочих, А. А. Лиманский и Ф. М. Мартышевский, арестованные деникинцами в 1918 – 1919 гг. 24 января 1920 г. Мартышевский был легально освобожден благодаря советам Лиманского и хитрости бакинцев[15].

С наступлением советских войск в начале 1920 года участились столкновения закубанских партизан с белогвардейскими воинскими частями.

Например, 4-го и 5-го марта 1920 г. партизаны Огурцова в количестве 500 человек провели успешный бой с превосходящими силами белых в станице Саратовской, и, хотя не очистили ее полностью от белых, но тем не менее смогли захватить 2 артиллерийских орудия, до двухсот снарядов, 20 пулеметов. Причем Ф.Е. Огурцов, переодевшись в форму белогвардейского полковника, самостоятельно провел разведку и обманул белых артиллеристов [16]. Бакинские же партизаны семь с половиной часов сражались с Корниловским, Сибирским и Донским полками под станицами Кутаисской и Суздальской; 7-го – 8-го марта бой длился почти шесть часов, партизаны захватили множество трофеев, причем потеряли раненым только одного бойца. В тот же день «в станице Саратовской расположилось Кубанское правительство и Рада со свитой и отряды Шкуро, офицерство, юнкера… при весьма хорошем вооружении и снаряжении. Командованием нашего отряда предложено [было] всем сдаться нам добровольно… и после невыполнения нашего требования отряд наш перешел в наступление со стороны реки Псекупс от границ станиц Бакинской и Черноморской, а подоспевший к этому времени из Горячего Ключа…отряд тов. Огурцова перешел в наступление со стороны станицы Ключевой. 3,5 часа длился горячий бой; белые, несмотря на громадное превосходство их сил… выбиты нашими отрядами из станицы Саратовской» [17], после чего они отступили к аулу Шенджий, Пензенской и Калужской, причем в последней станице, по сведениям советского командования, расположились сами генералы Шкуро и Букретов [18].

9-го марта бакинцы и отряд Огурцова приняли участие в освобождении Пензенской и Калужской станиц. Затем до 2-го мая 1920 г. закубанские партизаны совместно с другими советскими частями преследовали отступающую к Сочи Кубанскую армию Морозова до самой ее капитуляции. В сентябре 1920 г. Бакинский отряд был официально расформирован, а часть его бойцов приняла участие в войне с Польшей.

Но и после установления Советской власти на Кубани продолжалось сопротивление антисоветских элементов. В мае - июне 1920 г. в Горячеключевском районе сформировались крупные белозеленые банды, успешным вылазкам которых способствовала подрывная работа предателей – белых офицеров Коротченко и Глазова. Они пробрались на посты районных военкома и военрука, готовили покушения на Ф.Е. Огурцова, И.П. Забияку и А.Т. Шевченко, а также организовывали неоднократные бандитские нападения на сам Горячий Ключ [19].

Для борьбы с бандитами были созданы районные отряды самообороны и районная чрезвычайная тройка во главе с И.П. Забиякой, который проявлял на этом посту твердость и принципиальность. Банды белозеленых, по его сведениям, инструктировал бывший белогвардейский генерал Пржевальский, который «появлялся в их местах расположения в форме монаха…для формирования здесь Запорожского и Закубанского корпусов» [20]. Здесь, скорее всего, имеется в виду генерал М. А. Пржевальский, которого А. И. Деникин в конце 1918 г. назначил командующим добровольческими войсками на Кавказе, однако, судя по его биографии, к началу описываемых событий Михаил Алексеевич уже эвакуировался с Кубани [21]. Тем не менее, в наших источниках, по всей вероятности, говорится именно о нем. Особый отдел 9-й Советской армии направил к белобандитам своего работника (фамилия его, к сожалению, неизвестна) под видом генерала Пржевальского, который вошел в доверие к «белозеленым» и содействовал их разгрому. Современник тех событий Т. К. Полещук рассказывал: «Однажды в его отсутствие в густом кустарнике леса я нашел спрятанную одежду: бурку, обшитую золотом, хромовые сапоги, бешмет красный, казачий пояс, украшенную серебром саблю, черные казачьи брюки, наган, бороду, усы… На следующий день он переоделся в спрятанную форму, и, когда возвратился ко мне, я его не узнал… И только позже я узнал, что он пошел к бандитам в лес, представился белым генералом Пржевальским, значительную часть бандитов вывел из леса за Кубань, и там эти банды были уничтожены» [22].

Одновременно под общим командованием Ф.Е. Огурцова и И.П. Забияки была разгромлена четырехтысячная банда атамана Самуся, пленен его штаб и множества бойцов.

В 1921 г. была ликвидирована банда атамана Петровского, который «едва не взят был в плен на тачанке со своей женой» [23], а затем убит А.Е. Поповичем «на территории станицы Кутаисской на плантации Попандопуло… в жаркой смертельной схватке» [24]. В мае – июне 1921 г. велась борьба с бандой бывшего есаула Соколова, на винтовках у бойцов которого было начертано: «Да не дрогнет рука убить большевика» [25].

Ликвидация белозеленых банд затянулась в Горячеключевском районе до 1923 года. Но активная деятельность отрядов самообороны под командованием И.П. Забияки, отряда Ф.Е. Огурцова и кавалерийского эскадрона первого кавполка 9-й армии под командой А.Е. Поповича окончательно ликвидировала белозеленых.

Итак, приведенные в докладе факты дополняют картину Гражданской войны в нашем крае, отражают трудный процесс установления Советской власти на Кубани, демонстрируют героизм и боевое мастерство красных партизан, славные традиции которых в дальнейшем были использованы их потомками в период Великой Отечественной войны.

Примечания:

1. Мартышевский Ф. М. История Краснопартизанского Бакинского отряда [Рукопись]. 1957. С. 3.
2. Бойцы вспоминают минувшие дни // По пути Ильича. Горячий Ключ. 1957 г. 16 окт. № 123. С. 4.
3. Забияка И. П. Воспоминание о революционном движении … в станице Бакинской [Рукопись]. Краснодар, 1957. С. 3.
4. Мартышевский Ф. М. Указ. соч. С. 4.
5. Попович А. Е. Секретарю РК КПСС Горяче-Ключевского района тов. Якименко. 17 августа 1957 г. С. 1.
6. Забияка И. П. Указ. соч. С. 4.
7. Мартышевский Ф. М. Указ. соч. С.5.
8. Гумянов А. А. Воспоминание [Рукопись]. Горячий Ключ, 1957. С. 1 – 2.
9. См.: Илюхин Р. С., Корсакова Н. А. Тайна “Гначбау” (Загадки, связанные с гибелью Л. Г. Корнилова). Сайт «Кубанского казачье войско». URL: http://www.slavakubani.ru/read.php?id=1301
10. Мартышевский Ф. М. Указ. соч. С. 7; Забияка И. П. Указ. соч. С. 5 – 6.
11. Забияка И. П. Указ. соч. С. 7.
12. Там же. С. 7.
13. Бойцы вспоминают минувшие дни // По пути Ильича. Горячий Ключ. 1957 г. 16 окт. № 123. С. 4.
14. Там же. С. 4.
15. Забияка И. П. Указ. соч. С.8.
16. Хилинский Ф. А. На заре Октября: 40 лет назад // По пути Ильича. Горячий Ключ. 1957 г. 30 окт. № 129. С. 4.
17. Мартышевский Ф. М. Указ. соч. С. 10 – 11; Забияка И. П. Указ. соч. С. 10 – 12.
18. См.: Борьба за Советскую власть на Кубани в 1917 - 1920 гг. Сборник документов и материалов. Краснодар, 1957. С. 386 - 387.
19. Забияка И. П. Указ. соч. С. 13 - 15; Хилинский Ф. А. На заре Октября // По пути Ильича. Горячий Ключ. 1957 г. 5 нояб. № 132. С. 4
20. Забияка И. П. Указ. соч. С. 13.
21. См., напр.: Басханов М. Пржевальский Михаил Алексеевич. Сайт «Русская армия в Великой войне: Картотека проекта». URL: http://www.grwar.ru/persons/persons.html?id=521
22. Цит. по: Хилинский Ф. А. На заре Октября // По пути Ильича. Горячий Ключ. 1957 г. 5 нояб. № 132. С. 4.
23. Гумянов А. А. Указ. соч. С. 3.
24. Забияка И. П. Указ. соч. С.18.
25. Там же. С. 17.

Секция 18. Проблемы истории Великой Отечественной войны


Микулёнок Александра Андреевна

(5 курс, «История», ОФО)


Обнародование немцами Катынской трагедии в 1943 г. и реакция ведущих мировых держав


В 1942 году поляки, работавшие в немецких железнодорожных бригадах, узнали от местных жителей, что в Катынском лесу захоронены их соотечественники.

В феврале 1943 года об этом стало известно немецкому руководству. И нацисты решили использовать напряжение между советским и польским правительствами для раскола антигитлеровской коалиции изнутри. Момент немцы выбрали не случайно для «обнаружения» массового захоронения польских военнослужащих – этому способствовал ряд военных поражений фашистской армии.

И 13 апреля 1943 года "Радио Берлина" передало сообщение, что в Катынском лесу, под Смоленском, в соответствии с которым, оккупационные власти якобы извещены местными жителями о существовании мест массовых казней, где похоронены 10 000 польских офицеров, ставших жертвами НКВД. На самом же деле численность захороненных составляла 4 500 человек. Так берлинское радио сообщало, что в Косогорах была обнаружена яма длиной 28 метров и шириной 16 метров, в которой находились уложенные в 12 слоев, трупы польских офицеров в количестве 3000. Трупы были в полной военной форме, часть из них была связана и у всех были раны от револьверных выстрелов в затылок. Хорошее состояние трупов немцы аргументировали тем, что из-за природно-климатических условий и особенностей грунта тела убитых находились в состоянии мумификации. Так же было сообщено, что большевики оставили личные документы при телах. В связи с этим установление личности погибших не составило труда для немцев.

В ответ 15 апреля ТАСС ответило, что это немцы сами убили поляков, после того как они попали к ним в плен (было так же заявлено о том, что на момент отступления советских войск, указанные офицеры были живы и работали под Смоленском). ТАСС сообщило, что «фашисты не останавливаются перед самой беззастенчивой и подлой ложью, которой они пытаются прикрыть неслыханные преступления, совершенные ими самими». Было так же сообщено, что польские военнопленные находились в 1941 году в районах западнее Смоленска на строительных работах и попали к немецко-фашистским захватчикам летом 1941 года, вместе со многими советскими людьми, после отхода советских войск из района Смоленска. 17 апреля этот текст был опубликован в газете "Правда". В свою очередь советское правительство заявило, что расстрел польских офицеров такая же провокация немцев как во Львове в 1941 году.

Так же была проведена параллель между зверствами немцев в Чехословакии, в Бельгии, во Франции, Голландии и других оккупированных территориях. Такое поведение немецкой стороны СССР объяснял тем, что фашисты пытаются замести следы своих злодеяний.

Так же в газете «Правда» была напечатана обвинительная статья против поведения генерала Сикорского. Его обвинили в пособничестве Гитлеру. В связи с тем, что польское министерство в эмиграции обратилось МККК (Международный Комитет Красного Креста) с просьбой расследовать гибель офицеров. Так же было заявлено, что порядка 10 000 польских военных офицеров не вернулись на Родину, после амнистии. Судьба их оставалась неизвестной. 18 апреля генерал Владислав Андерс приказал отслужить мессы по душам военно-пленных, узников тюрем, депортированных, погибших на территории СССР, и тех, кто сложил головы в боях с вермахтом погибших, после заявления Германии.

Советское правительство выразилось резко негативно по этому поводу, в отличие от Германии. Гитлер активно поддерживал польскую сторону и даже высказал о необходимости расследования этого дела.

25 апреля 1943 г. дипломатические отношения между СССР и Польшей были разорваны. Причиной этому послужило обвинение СССР лондонских поляков в содействии Гитлеру.

Что касается союзников СССР – Великобритании и США, то они приняли решение не подвергать сомнению позицию СССР в этом вопросе, в противном случае это могло привести к расколу антигитлеровской коалиции.

США подвергли сомнению заявление Германии относительно расстрела поляков и осудили поведение Сикорского, т.к. «он не только не опроверг заявления Германии, но правительство Сикорского даже не обратилось с какими-либо вопросами к СССР». Так же было объявлено о сговоре Сикорского и Гитлера на основании того, что враждебная антисоветская компания была начата одновременно в Германии и Польше, так же было сказано, что она ведется в одном направлении. На основании всего этого СССР решило прервать отношения с польским правительством. Франклин Рузвельт считал, что «единство коалиции являлось непременным условием разгрома стран оси, и все остальное должно было отступить на задний план».

Что касается Великобритании, то она заверила СССР в том, что будет возражать против какого-либо расследования МККК. Уинстон Черчилль написал своему министру иностранных дел Антони Идену, что «не следует патологически кружить над могилами трехлетней давности». Так же Великобритания пообещала оказать «давление» на Сикорского в этом вопросе, дабы он отказался от каких-либо мыслей о расследовании. В свою очередь Великобритания заявила, что «никогда не одобрила бы каких-либо переговоров или контакта с немцами, и будет настаивать на этом перед польскими союзниками. Поэтому решение СССР прервать отношения с Польшей, было воспринято Великобританией в качестве последнего предупреждения, а не в качестве разрыва. Также Великобритания выразила надежду, что оно не будет предано гласности, во всяком случае, до тех пор, пока не будут испробованы все другие планы. Было также объявлено о том, что «публичное сообщение о разрыве дипломатических отношений принесло бы величайший возможный вред Соединенным штатам, где поляки многочисленны и влиятельны».

В преддверии освобождения Смоленска от оккупантов начальник отдела агитации и пропаганды ЦК ВКП(б) Георгий Александров предложил создать специальную комиссию для «расследования» катынского дела.

Эту идею поддержал сам И.В. Сталин. Однако была внесена некоторая корректировка, а именно было решено первоначально не допускать в нее никого из ЧГК (Чрезвычайного Государственного Комиссии) по расследованию немецко-фашистских злодеяний.

В официальном сообщении «Специальной комиссии», опубликованном в январе 1944 г., утверждалось, что массовое уничтожение польских военнопленных в Катыни – дело рук немецко-фашистских захватчиков.

Попытка добиться подкрепления этого вывода Международным трибуналом в Нюрнберге провалилась.

Оцените публикацию:
 (голосов: 0)
| Раздел Публикации » Доклады (ч. III) | написал watch_out | просмотров: 4246 |